Бизнес на абордаж?

Кто такие рейдеры, и что делать при рейдерском захвате

  • 11.10.2016
  • 286
  • 0

Рейдерство – недружественное слияние или поглощение компаний или даже отъем активов с помощью незаконных способов – принимает в России характер настоящего бизнеса с многомиллионным оборотом. По данным Национального коррупционного комитета, только в 2015 году в России было зафиксировано более 700 тысяч случаев такого корпоративного пиратства.

При этом эксперты говорят, что официальная статистика – это лишь надводная часть айсберга, настоящий масштаб бедствия просто не виден. Уголовные же дела и вовсе возбуждаются лишь по единичным случаям. Если крупные компании, так или иначе, научились противостоять бизнес-флибустьерам, то представители малого и среднего предпринимательства пока остаются весьма уязвимыми. «Жажда» разбиралась в том, кто такие рейдеры, какими механизмами они пользуются для отъема активов и как распознать и противостоять недружественным слияниям и поглощениям.

Было ваше, стало наше

«Недружественное или незаконное поглощение предприятий – относительно новое для нашей страны социально-экономическое явление, – говорит юрист юридической компании «Туров и партнеры» Максим Заглядкин. – Его широкое распространение в последние годы свидетельствует о наступлении очередного, качественно нового этапа передела корпоративной собственности».

Максим Заглядкин: «Прежде чем дальше говорить о «рейдерских» захватах, необходимо определиться с их понятием. Термин «рейдерский» захват, или недружественное поглощение предприятия, можно понимать как установление контроля над юридическим лицом вопреки воле его собственников. Статистика такой практики носит весьма удручающий характер. В Национальном антикоррупционном комитете знают о 730 тысячах случаев. Лишь по 12-16% возбужденным уголовным делам данной категории выносится судебное решение, остальные 84-88% либо не раскрываются, либо не доходят до суда, либо разваливаются уже в ходе судебного процесса. Учитывая латентность любой преступной деятельности, можно говорить о том, что случаев рейдерства, о которых мы не узнали и, возможно, не узнаем, может быть значительно больше».

Впрочем, складывается впечатление, что рейдеры и не скрываются. В Сети достаточно много открытых и закрытых ресурсов, на которых они делятся опытом и дают советы по отъему активов компаний. Вот пример диалога участников одного из них в теме «Захват имущества ООО» (стилистика сохранена):

– Всем доброго времени суток! Есть цель – ООО. Учредитель один. Он же гена (генеральный директор. – Прим. ред. ). 100% долей принадлежат ему. ООО имеет некоторый парк спецтехники. Она-то и представляет интерес. Есть какие-либо способы (не утюг на пузо), чтобы эту спецтехнику грамотно отжать? Интересует только спецтехника, ни деньги на счетах, ни что иное интереса не представляют. На технику уже имеется добросовестный приобретатель. Имеют ли место варианты – фиктивная смена гены, утеря и восстановление доков на транспорт с уже новым геной и последующая продажа? Заранее спс!

ООО занимается перевозкой и прокачкой товарного бетона. Работает само. Заказы как физлиц, так и юрлиц.

– Денюжки от клиентов принимает налом? В черную? Или там схема с выплатой безнала на другие компании?

– От юриков (юридических лиц. – Прим. ред.) – безнал, иногда, правда, бывают счета и на другие ООО. От физиков нал через кассу. Короче, расчеты за услуги ведутся почти по-белому.

– Если уличить в тех местах, где по-черному, можно выгодно использовать это обстоятельство. Сотрудники УБЭП в неформальном общении могут подсказать как именно. Обычный шантаж или корпоративный шантаж.

Ищите инфу/создавайте компромат (не обязательно в отрасли деятельности ООО), с помощью чего сможете выдвинуть ультимативные требования по интересующим объектам.

– Что по кредиторке?

– Трансфер и прокачка бетона – это как минимум текущие расходы и содержание насосов для прокачки/техники для транспортировки, не считая дополнительных кредитов/лизингов/аренды. Тут может быть очень большая кредиторка.

Думаю, что имелась ввиду консолидация кредиторки посредством выкупа и сосредоточения «в одних руках». Поглощение через кредиторскую задолженность. Почитайте об этом.

Из диалога непонятно, доведены ли планы по захвату техники до конца, но пример показателен тем, что объектом потенциального рейдера выступает имущество небольшого предприятия.

Максим Заглядкин: «За последние 10 лет «рейдерские» захваты получили распространение не только в крупных, но и в малых городах. Если ранее большинство противоправных захватов происходило в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях, то где-то с 2007 года тенденция «рейдеров» семимильными шагами устремилась в регионы. В результате уже в 2007-2008 гг. наметилась тенденция снижения числа рейдерских захватов в Центральном регионе России и роста в других регионах. Распространению противоправных поглощений способствует коррупция, поскольку захваты предполагают использование административного ресурса, в первую очередь, должностных лиц органов, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц, недвижимого имущества и сделок с ним, судей, службы судебных приставов, правоохранительных органов».

Излюбленный метод давления – это уголовное преследование собственников с мощным информационным сопровождением. Бизнесмены, таким образом, рискуют потерять не только честное имя, доверие партнеров и клиентов, дело, имущество, но и свободу.

1aya

Утюги не в тренде

Специалисты по корпоративному праву говорят о том, что рейдеры – это уже не бандиты времен начала лихих 90-х годов, а самые настоящие «белые воротнички», вооруженные отличными юридическими знаниями, не брезгующие при этом мошенничеством.

Методы, которые используются при захвате активов, можно условно разделить на две группы. Первая находится в правовом поле, или «серое рейдерство», а вторая – «черное рейдерство» – вне его рамок.

По словам г-на Заглядкина, «серые рейдеры» используют коллизии норм, недостатки законодательства. Такие схемы захвата предприятий не являются преступлением, однако на отдельных этапах закон может быть нарушен (как правило, в целях минимизации затрат, связанных с поглощением предприятия либо с устранением возникающих препятствий для реализации разработанной схемы захвата).

Поглощение начинается с приобретения определенной, как правило, незначительной, доли в компании. Это дает возможность предъявлять иски к другим участникам, приобретать акции и доли в преимущественном порядке, использовать «гринмэйл» – корпоративный шантаж.

«Черные» схемы слияний и поглощений по своей сути преступны и являются мошенничеством. Самые распространенные: преднамеренное банкротство (часто в сговоре с наемными топ-менеджерами или отдельными акционерами или собственниками), хищение доли акций с помощью подложных документов, которые предоставляются регистратору.

Рейдеры также практикуют вывод активов в результате сговора с наемным управленцем, инициирование искусственных задолженностей, исковых требований и т.д. Во всех случаях цель одна – вывод ликвидных активов компании с последующей продажей.

Максим Заглядкин: «Атака начинается с информационной кампании, цель которой дискредитация собственников, акционеров или топ-менеджмента компании-цели. В ход идут «обличительные материалы» о якобы неэффективном управлении имуществом, невыполнении договорных обязательств, нарушении прав акционеров, преступном сговоре или мошенничестве. Информационная кампания почти всегда подкрепляется тяжелой юридической артиллерией: возбуждением уголовных дел против топ-менеджмента, обысками, допросами сотрудников. Разумеется, основная цель таких проектов – ослабить доверие партнеров, акционеров, создать определенный информационный фон для представителей органов государственной и судебной власти, дискредитировать компанию. Это важный маркер, который может свидетельствовать о начале захвата».

Противостоять атаке, по словам собеседника, сложно, но задача не является невыполнимой.

Самое время выводить активы

Превентивная защита

В 2010 году в законодательство был внесен пакет «антирейдерских изменений», Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы были дополнены рядом статей, предусматривающих ответственность за предоставление заведомо ложных сведений в ЕГРЮЛ и реестр держателей ценных бумаг. Предоставляющие ложные сведения будут наказаны штрафом от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или лишением свободы на срок до 2 лет. За принуждение акционера к определенному решению законодатели установили штраф 500 тыс. рублей с возможностью лишения свободы на срок до 5 лет.

Максим Заглядкин: «Необходимо отметить, что «рейдерство» в нашей стране всегда изучалось преимущественно в гражданско-правовом смысле – с позиций правового регулирования реорганизации юридических лиц путем слияния и поглощения. В криминологическом плане данная проблема анализируется не столь давно, хотя, как мы все прекрасно понимаем, в практике слияний и поглощений существует много не только сомнительных, но и откровенно преступных приемов».

Г-н Заглядкин приводит в качестве примера п. 1 ст. 185.5 УК РФ, принятой этим законом. Ситуация: акционер со стороны «рейдеров» купил одну акцию, пришел на собрание и устроил скандал. Его выгнали с собрания. Он пошел в соответствующую инстанцию, написал заявление, возбудили уголовное дело. И кому здесь, спрашивается, польза с этой статьи?

Или, например, согласно п. 2 этой же статьи, предусматривается штраф до 500 тысяч рублей и уголовная ответственность, однако «рейдеров», имеющих серьезный административный ресурс, по мнению нашего эксперта, никакие сроки и штрафы не остановят.

Поэтому защита, по словам собеседника, должна носить превентивный характер. Заключается она в тщательной правовой диагностике всех аспектов деятельности компании с перечнем рисков и рекомендациями по их устранению. Иных эффективных методов пока нет, резюмирует наш собеседник.

Иван Анатольев

Иван Анатольев

Обозреватель «Жажды»

Вверх
Сделать сайт лучше