Трудности финансирования

Когда имеет смысл привлекать в бизнес средства инвестора

  • 28.10.2016
  • 101
  • 0

Финансирование собственного проекта – проблема, с которой сталкивается большинство начинающих предпринимателей. Возможных решений здесь всего три: вложить собственные средства, взять банковский кредит или привлечь средства инвесторов. Как показывает практика, банки неохотно выдают средства под проекты, которые не достигли каких-либо результатов. Собственных средств может банально не хватать. Вариант с привлечением инвестиций со стороны выглядит интересным, однако и здесь существуют подводные камни. «Жажда» разбиралась, когда имеет смысл брать деньги от инвестора и что ждет после получения такого финансирования.

Друзья-товарищи

Для того чтобы начать «продавать» участие в проекте потенциальному инвестору, нужно обозначить круг целевой аудитории. Выражаясь простым языком – понять, кто те люди или структуры, которые могут профинансировать ваш проект.

Вариантов здесь не очень много. Во-первых, это частные лица – друзья, знакомые или родственники. Правило трех «F» (friends, family and fools – друзья, семья и дураки) до сих пор является самым действенным способом «добыть» капитал на развитие проекта. Примеров этому множество.

Например, героиня одной из наших публикаций Ольга Соколова именно таким способом нашла средства на открытие второго и последующих частных детских садов.

«Честно говоря, – рассказывает Ольга, – у меня не было уверенности, что банк вообще предоставит мне кредит. Кроме того, условия, которые на тот момент предлагались в финансово-кредитных учреждениях, были весьма «дорогими» для нашего бизнеса. Были и некоторые опасения по возврату средств, ведь новый проект всегда имеет свои риски. У знакомых удалось занять денег под гораздо более лояльные условия. И это не только процентная ставка, но и условия возврата».

Любопытно, но еще в 2009 году газета «Ведомости» проводила параллели между ростом инвестиций со стороны категории трех F и нестабильной экономической обстановкой. Экс-председатель правления «МДМ Банка» Андрей Савельев рассказывал изданию, что стартовый капитал в размере до 1 млн долларов проще занять у знакомых, чем обращаться в кредитное учреждение. Банк не венчурный фонд, утверждал Савельев, и он не будет раздавать деньги «тем предпринимателям, у которых за душой нет ничего, кроме идеи».

Мы не случайно приводим мнение эксперта почти восьмилетней давности. 2009 год принято считать кризисным, сегодняшние экономические явления тоже нельзя считать идеальными для ведения бизнеса. Банки ужесточили кредитную политику в отношении инвестпродуктов для малого и среднего бизнеса. Фабрики кредитов закрылись, а на смену скорингу пришел индивидуальный подход. Мнение экспертов и предпринимателей едино: если есть возможность занять у знакомых, друзей или родственников, то лучше воспользоваться этим вариантом.

Конечно, плохо, если денег нет ни у вас, ни у ваших знакомых, и вариант самостоятельных вложений и инвестиций трех «F» не «выстрелил». Но опускать руки в этом случае не стоит. Если ваш продукт или услуга действительно могут принести пользу, то за инвестициями имеет смысл пойти к потенциальным клиентам.

1aya

Эксперимент или «ангел»?

В начале 2015 года Сибирская генерирующая компания (крупнейший игрок на рынке генерации электроэнергии в Сибири) приобрела у молодых алтайских ученых – доцента кафедры информационных технологий Вячеслава Афонина и соавтора Игоря Пушкарева – программно-аппаратный комплекс, позволяющий контролировать режимы работы турбоагрегата. Ранее для этого использовались трудоемкие ручные измерения. Разработка Пушкарева и Афонина позволяет инженерной службе не только наблюдать за турбиной в режиме онлайн, но и исключить человеческий фактор. Ошибки в прежней системе контроля могли привести к серьезным поломкам, простою и даже потере оборудования ценой в несколько миллионов долларов.

На тот момент программно-аппаратный комплекс был изготовлен в единственном экземпляре. Сумма сделки не разглашалась, но подробности весьма интересны. Во-первых, разработка на тот момент не была сертифицирована и формально не могла использоваться в качестве объективной системы контроля. Во-вторых, СГК приобрело именно комплекс, а не права на него. В-третьих, энергетический гигант приобрел только один экземпляр устройства и внедрил его на одном турбоагрегате.

Эксперты отрасли говорят, что, скорее всего, эта сделка – некий эксперимент. Если устройство хорошо себя зарекомендует, возможно продолжение сотрудничества. Разработка Пушкарева и Афонина – это классический высокотехнологичный стартап со всеми проблемами в виде недостатка финансирования. Какой бы ни была сумма, заплаченная ученым, она была не слишком велика для Сибирской энергетической компании. Но при этом она была явно кстати разработчикам. Не исключено, что через некоторое время появится и вторая, улучшенная версия прибора. Важно понимать, что СГК не является в данном случае бизнес-ангелом, то есть компанией, согласной инвестировать средства в разработку в обмен на часть в уставном капитале. Энергетикам показалось, что разработка поможет нивелировать ряд рисков, связанных с эксплуатацией оборудования, и они взяли ее «на пробу», заплатив разработчикам приемлемую сумму.

Венчурные фонды и бизнес-ангелы идут по другому пути. Они помещают стартап в «тепличные условия» и развивают его в надежде на свою долю в возможном будущем доходе. Условия присутствия венчура в доле оговариваются, как правило, отдельно в каждом случае.

В России работают несколько десятков отечественных и зарубежных венчурных фондов, объем инвестиций в развитие бизнеса довольно велик. Только с участием РВК (Государственный фонд фондов «Институт развития Российской Федерации», осуществляет государственное стимулирование венчурных инвестиций) в 2016 году было профинансировано 193 проекта на общую сумму 18,4 млрд рублей.

Но не стоит думать, что средства достанутся просто. Все проекты проходят серьезную проверку, средства достаются наиболее перспективным. Контролю подвергнутся не только перспективы, но и руководители, команда (их компетенция и адекватность), юридические вопросы (особенно связанные с защитой интеллектуальной собственности). Фактически это будет проверка due diligence (процедура составления объективного представления об объекте инвестирования, включающая в себя оценку инвестиционных рисков. – Прим. ред.), аналогичная той, что проводится перед IPO.

Расти стартап большой-пребольшой

Что взамен?

Перед тем как начать привлекать средства инвесторов, любому начинающему предпринимателю стоит задуматься об обязательствах, по которым придется отвечать. Займы у друзей или родственников находятся в рамках гражданско-правового законодательства. Конечно, в случае неудачи договориться с такими инвесторами будет гораздо проще, чем, например, с банком. Но все же стоит просчитывать риски, которые связаны с новым проектом. Иначе – судебные разбирательства, приставы, арест и продажа имущества.

В том случае, если инвестор – потенциальный клиент, то вам придется нести обязательства, связанные с качеством поставленной продукции или оказанной услуги. Параметры должны соответствовать заявленным, ведь если что-то пойдет не так, то можно нарваться не только на иски о компенсации ущерба, но и понести фатальные репутационные потери.

Пример таких потерь – история стартапа Theranos американки Элизабет Холмс. Бизнесвумен, бросившая Стенфорд, обещала инвесторам технологию, которая позволяла бы провести большое число анализов по одной капле крови пациента. Холмс удалось направить поток инвестиций в Theranos и в кратчайшие сроки получить статус «Стива Джобса в юбке». Капитализация компании оценивалась почти в 9 млрд долларов. Однако год назад выяснились нелицеприятные подробности. Инновация Theranos оказалась мифом, а анализы проводились на оборудовании Siemens AG. Последние оценки стоимости Theranos от «Форбс» весьма показательны. Ныне компания не стоит ничего. Эксперты говорят о том, что перспективы Холмс продолжить бизнес равны нулю.

Инвестиции со стороны венчурных фондов также налагают определенные обязательства на стартаперов. В первую очередь, нужно понимать, что компания, которая ранее была исключительно вашей, перестала быть таковой. Далеко не все венчуры стремятся к получению полного контроля, но, тем не менее, такая практика тоже имеет место. Это нужно учитывать. Самый очевидный результат такого сотрудничества – это раздел будущей прибыли. Деньги будут распределяться согласно долям в компании. Неочевидные последствия: инвестор на правах совладельца начнет устанавливать свои правила игры.

Необходимо отметить, что этапы due diligence достаточно дороги, как для инвестора, так и для компании-акцептора, поэтому данный этап заменяется на заверение обстоятельств. Возможность заключения такого соглашения прописана в законодательстве РФ. Стартапер заверяет инвестора в том, что его проект «чист», а инвестор условно верит ему. Соглашение фиксируется документально, и в случае, если обещания не соответствуют истине, акцептора ждут серьезные штрафы. Фактически это потеря бизнеса.

Что в итоге?

Итак, вложения в ваш бизнес со стороны всегда связаны с определенными рисками. Пожалуй, универсальное правило инвестиций сформулировал американский предприниматель Стив Бланк. В своем блоге гуру стартапа описывает четыре важных вопроса, на которые должен ответить себе начинающий бизнесмен:

– В какой момент привлекать средства?

– На что необходимы финансы?

– Кто выступает инвестором?

– Какие последствия влечет привлечение средств со стороны?

Бланк также утверждает, что целями привлечения инвестиций должны стать масштабируемость бизнеса, поиск удачной бизнес-модели и подгонка продукта к рынку. Если цели другие, то предпринимателю не стоит тревожить инвесторов. Проект может стать провальным.

Иван Анатольев

Иван Анатольев

Обозреватель «Жажды»

Вверх
Сделать сайт лучше