Всем миром

Что нужно учесть, чтобы проект «выстрелил» на краудфандинговой площадке

  • 17.03.2017
  • 748
  • 0

Краудфандинг – это, если дословно, «финансирование толпой» (от английских сrowd – «толпа», funding – «финансирование»). Суть его в следующем: на одной из специальных интернет-площадок предприниматель представляет свой проект (как правило, это стартап) и предлагает скинуться на него всем миром.

Впрочем, этот механизм привлекает не только начинающих бизнесменов. Примеры эффективности краудфандинга – 99 млн долларов, собранных всего за месяц на высокотехнологичные часы для смартфонов Pebble Smart Watchго; миллион долларов, которые Стивен Кинг набрал на выпуск очередной книги; 7,3 млн рублей, полученных Борисом Гребенщиковым для работы над новым альбомом. И… предвыборная кампания Барака Обамы, на которую в 2008 году было собрано 280 млн долларов (на российских площадках, заметим, сбор средств на любые политические акции под запретом).

Впрочем, примеры космического масштаба, чтобы понять, как работает краудфандинг, изучать не обязательно. На этот раз экспертами «Жажды», которые помогут нам понять его суть, будут российские предприниматели, для которых такой механизм стал первым шагом на рынок. Это ижевский программист Иван Клабуков, соучредитель компании Hudway – на мировой площадке Kickstarter он собрал 622 тыс. долларов на выпуск мобильного приложения Hudway Glass, создающего проекцию дорожного полотна на лобовом стекле автомобиля. И Андрей Шмулин – создатель и соучредитель магазина авторских изделий для кухни и дома FoxWoodrus. На российской площадке Boomstarter он собрал больше 1 млн рублей на производство разделочной доски с особыми характеристиками. А еще Андрей сам был спонсором 20 краудфандинговых проектов.

Деньги на перспективу

Что в первую очередь стоит учесть предпринимателям, которые собрались выставить свой проект на краудфандинговую площадку? Если говорить о прозе жизни, то для начала – несколько моментов, которые диктуют российское законодательство, правила работы краудфандинговых платформ и элементарный здравый смысл. Стоит, например, помнить, что существуют такие вещи, как авторское право и налогообложение (физлицу придется уплатить 13% от собранной суммы, компании – в зависимости от того, какая система уплаты налогов в ней применяется). Что краудфандиговые площадки за свои услуги берут от 3,5 до 15% полученных средств. И наконец, что спонсоров (они же жертвователи или доноры) также нужно будет отблагодарить.

Чем? Есть виды краудфандинга (в основном они распространены на Западе), при которых спонсорская помощь больше напоминает инвестиции в бизнес: каждый из жертвователей, по сути, «покупает» небольшую долю в нем – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но чаще речь идет о получении продукта, на который собирали деньги, с хорошими скидками. А если таким образом спонсировался, например, новый клип, бонусом для жертвователей может стать постер с автографом или бесплатный доступ в интернете к видеоролику с новой записью. Впрочем, и публичная благодарность – тоже вариант, работающий «на ура». И российские площадки поддерживают, как правило, именно такие варианты.

Что касается наших героев, то Андрей Шмулин пообещал первым спонсорам доску FoxWood со скидкой в 60%. А компании Ивана Клабукова первые 11 тыс. экземпляров Hudway Glass также пришлось выпускать целенаправленно для жертвователей и предоставлять им приложения по более низким ценам, чем те, по которым планировалось продавать в дальнейшем.

краудфандинг, краудфандинг в России, российские площадки, примеры, законодательство, налогообложение, стартап, рынок

Иван Клабуков

соучредитель компании Hudway

Иван Клабуков: «Какое бы поощрение ни ожидало спонсора, надо помнить, что человеку предлагается отдать деньги сейчас, а отдачу от них получить когда-нибудь потом. Поэтому важно завоевать доверие людей. А сделать это можно лишь одним способом – быть максимально открытыми, прозрачными. Подробно и честно рассказать не только об идее и о пользе, которую принесет продукт, но и об этапах работы над ним, и о возможных рисках. Мы для себя решили: если сможем убедительно донести до общества свой замысел, то идея жизнеспособная и стоит в нее вкладываться. Если же нет – не стоит заниматься ею вообще. То есть нам важно было не только собрать деньги, но и протестировать идею. Результаты нас удивили. Мы искали 100 тыс. долларов и собрали эту сумму за 5 дней. А за месяц – 622 тысячи».

краудфандинг, краудфандинг в России, российские площадки, примеры, законодательство, налогообложение, стартап, рынок

Андрей Шмулин

создатель и соучредитель магазина авторских изделий для кухни и дома FoxWoodrus

Андрей Шмулин: «Когда я участвовал в чужих проектах как спонсор, мне было интересно, как они развиваются, как появляются новые продукты и идеи, как вообще работает краудфандинг. Отрасль, к которой относились проекты, была не так важна. Когда выставили на Boomstarter свой проект, решили не торопиться: запланировали на сбор средств не 30 дней (а это самый распространенный срок), а 45. Хотели собрать миллион и понимали, что для России это сумма довольно большая. В итоге получили 1 млн 90 тыс. рублей и вошли, таким образом, в тройку лидеров в категории «Промышленный дизайн». Интересно, что основная часть этой суммы поступила на первом этапе, а последние 2-3 дня принесли еще примерно 30%. Это общая тенденция: вначале срабатывает эффект новизны, но есть и спонсоры, которые долго наблюдают за тем, как развивается проект. И лишь на последнем этапе решают, стоит ли доверять его авторам».

Сбор средств на краудфандинговых площадках идет по нескольким схемам:

  1. «Все или ничего»: подразумевает, что либо проект собирает всю заявленную сумму целиком, на все 100%, либо же деньги возвращаются спонсорам.
  2. «Оставить все»: сколько собрали за определенное время, столько и забрали.
  3. «До цели»: какие-либо временные рамки по сбору средств вообще отсутствуют. Жертвователи вносят деньги до тех пор, пока не наберется нужная сумма.

Какой из механизмов предпочтительней, какой более рискованный – решать спонсорам. Впрочем, как показывает практика, для большинства из них материальная выгода от вложений – не на первом месте.

Иван Клабуков: «Когда нужная сумма была собрана, мы посчитали – получилось, что средний размер пожертвования составил у нас 63 доллара, в целом же суммы спонсорских вливаний колебались от 1 доллара до 4 тысяч. То есть далеко не все рассчитывали получить девайс лично – тем, кто внес символические суммы, такое вознаграждение не полагалось. Но людям было интереснее поучаствовать в проекте, полезном обществу, вступить в деятельное и увлекательное путешествие, когда продукт проходит путь от чертежа до выхода на рынок; почувствовать себя частью команды. Еще и поэтому важно детально отчитываться о ходе работы над проектом перед спонсорами».

краудфандинг, краудфандинг в России, российские площадки, примеры, законодательство, налогообложение, стартап, рынок

Бизнес в миниатюре

На деле, конечно, не все так радужно. Одни проекты «выстреливают», другие – нет. И зависит это отнюдь не от одной лишь интересной идеи.

Как отмечают оба наших героя, подготовка к выставлению их проектов на краудфандинговые площадки заняла несколько месяцев. И работа эта состояла в том, чтобы продумать, как правильно «подать» проект.

Андрей Шмулин: «Сам по себе проект не «выстреливает». Краудфандинговая площадка – хороший инструмент, чтобы донести информацию о будущем продукте. Вопрос в том, что это за информация. Есть проекты, которые в плане оформления выглядят идеально, но необходимые средства не собирают. Предприниматели недопонимают, к какой аудитории они обращаются и через какие каналы можно эту аудиторию привлечь, как именно людям рассказать о преимуществах своего продукта. Мы, например, делали акцент на особых свойствах нашего продукта и на том, что такая качественная вещь может и должна быть дома у каждого, тем более у тех, кто увлекается кулинарией. Думаю, определенный эмоциональный отклик вызвал и наш видеоролик, и история семейного дела, которую мы в нем рассказываем».

Как замечает Андрей Шмулин, работа предпринимателя на краудфандинговой площадке – это, по сути, его бизнес в миниатюре: определение аудитории, себестоимости продукции и ее фактической ценности, потенциальной отдачи от ее продажи, точная ее презентация.

Андрей Шмулин: «На российских краудфандиговых площадках есть хорошая практика – авторы проектов советуются друг с другом, консультируются с теми, кто уже реализовал успешный проект, я и сам много писем получаю. А главное, на этих сайтах выложены обучающие видеопрограммы, собраны самые распространенные вопросы и ответы, связанные с краудфандингом. Специалисты, работающие на площадках, всегда готовы проконсультировать авторов. То есть существуют все возможности для того, чтобы хорошо подготовиться и достойно запустить проект. К сожалению, далеко не все любят читать, смотреть и учиться».

В то же время, уверен Иван Клабуков, если проект в принципе подходит под краудфандинг (относится к сегменту B2C, является массовым и в то же время нестандартным), будет большой ошибкой не вынести его на краудфандинговую площадку: «Краудфандинг – это ведь не только финансирование, но и хорошая мотивация грамотно описать свой проект. Люди часто не умеют этого делать, а тут сами обстоятельства заставляют. Голова приходит в порядок, работа структурируется. А проект к тому же получает хороший пиар, если все сделано правильно».

краудфандинг, краудфандинг в России, российские площадки, примеры, законодательство, налогообложение, стартап, рынок

Факты и мнения

1. Краудфандинг в России начал развиваться позже, чем на Западе. Иногда говорят о том, что некоторые элементы краудфандинга в Европе и США можно углядеть даже в позапрошлом веке. Но так далеко углубляться не будем, скажем лишь, что там краудфандинг стал массовым явлением с начала 2000-х годов, а крупнейшие мировые площадки – Kickstarter, IndieGoGo, RocketHub, PeerBackers, Booomerang – были запущены в 2007-2010 годах.

2. Российские площадки появились в среднем на три года позже. Исключение – объединение Kroogi, созданное в 2007 году. Впрочем, позиционируется оно в первую очередь как «творческое интернет-сообщество», а денег за посредничество при краудфандинге там вообще долго никто не брал – люди просто скидывались на выпуск нового клипа или альбома любимого исполнителя, причем взнос от одного спонсора даже по тому курсу никогда не превышал 1000 долларов. «Настоящие», масштабные, коммерческие российские площадки – Boomstarter и Planeta заработали в 2012-2013 годах. И некоторые эксперты считают, что пик их популярности, увы, уже пройден.

Иван Клабуков: «Как мне кажется, в России ажиотаж вокруг краудфандинга затихает. В мире интерес к нему достиг максимума в 2011-2012 годах, у нас – так, чтобы о краудфандинге говорили на каждом углу, – пожалуй, в 2014-2015. Но эта история постепенно сходит на нет из-за случаев, когда деньги были собраны, но на эти средства ничего не было сделано. Поэтому серьезные издания с многомиллионной аудиторией стали избегать рассказов о таких проектах: мол, сделаете продукт – тогда и напишем. То есть через СМИ жертвователи в краудфандинг сейчас практически не приходят».

3. По сравнению с Западом в России аудитория краудфандинга существенно меньше. По официальной статистике мировой краудфандинговой площадки Kickstarter, за годы ее работы было собрано в общей сложности около 3 млрд долларов, 12,5 млн спонсоров помогли выйти на рынок 121 тыс. успешных проектов. Российский лидер – Planeta – собрала 603,3 млн рублей на 2,5 тыс. проектов. У Boomstarter показатели – 304 млн рублей и 1,4 тыс. проектов. Разница впечатляющая даже с учетом того, что у Kickstarter стаж работы на 3 года больше, чем у российских площадок.

Иван Клабуков: «Невелики и суммы, которые можно собрать благодаря краудфандингу в нашей стране. В среднем – от 50 до 100 тыс. рублей, больше – крайне редко».

Другой наш герой не согласен с такой позицией и уверен, что у российского краудфандинга все еще впереди: о нем просто мало кто знает.

Андрей Шмулин: «Когда мы работали с нашим проектом, пришлось людям объяснять, что такое краудфандинг – большинству незнакомо ни слово, ни принцип. А неизвестное всегда пугает. Отсюда и разница по охвату аудитории с мировыми площадками. Что касается возможности собрать ту или иную сумму, то не стоит людям ставить какие-то рамки – они себе их и сами поставят. Ничего, кстати, не мешает после первого, не слишком удачного, проекта выставить еще один, аналогичный, но представить его с учетом уже допущенных – и исправленных ошибок».
Юлия Старинова

Юлия Старинова

Обозреватель «Жажды»

Вверх
Сделать сайт лучше