Биотехнологии против рака

История основания и становления биотехнологического стартапа ARNA Genomics
  • 21.11.2023

Практически у каждого в семье были случаи злокачественной онкологии (рака), которая забирает жизнь. Существует два основных современных направления в борьбе с этим заболеванием – ранняя диагностика, когда накопленных мутаций в онкологических клетках не очень много и заболевание относительно легко лечить, и развитие современных препаратов химио-, таргетной и иммунной терапий. Второй способ является самым затратным и ненадёжным для человека, заболевшего раком. Поэтому необходимо развивать первое направление – выявлять онкологию как можно раньше и полностью избавлять людей от этого недуга. В этом направлении и работают основатели стартапа ARNA Genomics, один из которых – Владимир Саванович – пообщался с «Жаждой».

Предыстория создания стартапа

Когда рак выявлен рано, то в большинстве случаев он лечится легко, и можно отделаться просто испугом. Когда поздно, то он является второй причиной смертности. По данным международного агентства по изучению рака в докладе GLOBOSCAN 2020, каждую минуту в мире 37 людям ставят этот диагноз, 19 человек умирает от онкологии. Из них – одна женщина умирает от рака молочной железы. Причём 80 % людей умирают именно из-за позднего обнаружения. Рак – коварная штука, никак себя не показывает до того момента, пока не становится совсем поздно. Что же с этим делать? Ответ однозначный – найти эффективные и простые молекулярные методы скрининга и диагностики рака на ранней стадии, когда можно просто прийти и сдать кровь на анализ в любой медицинской лаборатории. Так и родился проект, о котором и пойдет речь в этом кейсе.

Владимир Саванович является человеком науки, и свой жизненный путь он изначально видел в новых открытиях и развитии технологий – отдал 10 лет своей жизни экспериментальной физике. В конце 2000-х для дальнейшего личностного развития начал искать возможность приложения своих знаний в развитии современных проектов и уже к 33 годам достиг определённого личного успеха. За его спиной была работа в международной консалтинговой компании, он поучаствовал в создании нескольких бизнесов (некоторые из них стали успешными) и был одним из ключевых людей в создании гигантского туристического проекта в нашей стране. На момент основания компании ARNA Владимир Саванович уже был директором швейцарского инвестиционного фонда, который желал вкладывать средства в российские проекты.

В начале 2012 года его друг Егор Мельников пришёл с проектом по созданию технологии ранней диагностики рака молекулярными методами на базе разработок его отца – молекулярного биолога с большим опытом исследований в России и США. На обсуждение проекта, научных тонкостей технологии и прочих нюансов ушёл почти год.

Владимир Саванович: «И вот в конце 2012 года, практически перед самыми новогодними праздниками, мы собрались и ударили по рукам. Решили стартануть проект командой друзей с надеждой заработать на этом денег и уверенностью в необходимости цели – максимально избавить людей от рака и его последствий. Тем более уже был интересный пример на американском рынке – компания ExactSciences, которая разработала тест на рак кишечника и сейчас имеет капитализацию на NASDAQ более 14 млрд долларов США.

Успехи в этом направлении в США побудили нас поверить в технологию и вложить свои заработанные деньги и силы в проект, о чём точно не жалеем. В итоге могу сказать, что это была половина личных накоплений, на что жена только пожимала плечами – ну, на добрые дела идут наши деньги, тут не жалко».

Владимир в проекте отвечает за привлечение инвестиций. Он ключевой человек в развитии бизнеса компании, занимается внедрением инноваций, разрабатывает полный цикл автоматизации, роботов и специальные приборы для работы с биоматериалами.

Через почти два года серьёзной работы над проектом родилось название, которое существует по сей день – ARNA (дословно Analysis of Ratio of Nucleic Acids – анализ соотношений нуклеиновых кислот). Компанию назвали ARNA Genomics.

Дальше всё завертелось и закрутилось – проекту начали помогать из «Сколково» советами и небольшими грантами, доступом к очень интересным людям из биотехнологического бизнеса, которые уже набили много шишек. Компания стала резидентом «Сколково», начались клинические исследования сериями и подходами. Для биотехнологического научного проекта клинические исследования, как и ремонт в квартире, невозможно завершить до самой смерти компании.

Владимир Саванович: «Деньги в основном расходовались на работу нашего обожаемого и уважаемого учёного – реактивы, офис, лабораторию. Но самая затратная статья – это клинические исследования во всевозможных своих оттенках. Каждый чих, каждое изменение очень дорого обходятся – иногда приходилось буквально каждую копейку экономить. Для подобных проектов каждый пациент, который сдаёт кровь, обходится минимум в 10 тысяч рублей. Нужны тысячи проб, уникальные пробирки, расходники и прочее. И всё это очень долго – иногда не более двух пробирок крови за две недели можно было получить. Мы, когда начинали, то действительно даже не представляли, как это сложно и во что мы вляпались. Это просто незабываемый опыт!»

В проекте целая команда учредителей, которые идейно на одной волне. Фаундеры были состоявшимися учеными и бизнесменами. Некоторые на тот момент уже по 15 лет были в бизнесе. По сути, основных было четыре человека. Все были с разными компетенциями и закрывали практически все аспекты проекта, за исключение медицинских компетенций. Медицина оказалась крайне зарегулированной и твердолобой отраслью, любые изменения в которой проходят через огонь, воду и медные трубы.

В 2017 году по счастливой случайности и серьезной настойчивости Владимира Савановича, Егора Мельникова и Георгия Никитина (фаундеры проекта) удалось заполучить в проект очень известного ученого – молекулярного биолога, профессора Бостонского университета Чарльза Кэнтора, по учебникам которого учат в МГУ. Он поверил в технологию и проект, начал регулярно прилетать в Россию, помогать проекту и вложил личные средства.

Этапы становления бизнеса

Проект прошёл существенную глубочайшую трансформацию с момента своего рождения и до сегодняшнего дня. Технологии – это сложно, наука – это ещё сложнее, а сделать из этого бизнес – это из разряда «невозможная случайность».

Владимир Саванович: «Наши розовые очки в самом начале были такими прекрасными, такими любимыми, но их пришлось снять и разбить. Всё, что мы представляли для себя, как это работает, – оказалось в степени 10 неверным. Я считаю, что биотек-стартап – это самое сложное, что было в моей жизни. Мы прошли гигантский путь, и у нас уже за плечами исследования и провалы. Ничего не делает тебя сильнее, чем провалы, а в биотеке их очень много. Когда ты работаешь с частицами, которые не можешь увидеть, не можешь понять, что происходит. Почему иногда технология даёт отличный результат, например, стопроцентно определяем, есть у пациента рак или нет, а иногда ничего не показывает, какую-то чушь, белиберду, тогда и начинаешь ценить работу с крупными объектами, которые можно увидеть и потрогать.

Я занимался физикой плазмы и измерял специальным сцинтиллятором потоки гамма-квантов от взаимодействия протонов и электронов в плазме (четвёртое состояние вещества). Это сложно, но там есть закономерности, и это хорошо изученная область, а вот бульон в виде плазмы крови, в котором множество разных осколков наших клеток, ДНК, белков, – совсем другое. Там ты в абсолютно чёрной комнате слепой ищешь выключатель и, даже когда его находишь, всё равно свет не видишь. А ещё постоянно заканчивается биоматериал, и нужны всё новые и новые пациенты. Всё в этом бизнесе действительно очень сложно и построено на вере в то, что ты делаешь. Нужно быть евангелистом своего дела, чтобы заниматься научным биотеком. Но мы прошли свой путь за 10 лет и уверены в своей победе».

Проект в первые годы развивался с постоянной нехваткой ресурсов, но теперь у ARNA есть инвесторы, опыт и очень известные партнёры. Конечно, проект использует техники бережливого стартапа – все возможные финансовые средства используются аккуратно и только по назначению. Безусловно, сейчас легче в понимании рынка, есть определенная известность, наработались связи, есть успешные кейсы раннего обнаружения рака, но сложнее в ответственности. Раньше фаундеры отвечали только перед собой, а теперь отвечают перед партнёрами и инвесторами.

Естественным образом увеличились затраты на набор пациентов в нескольких локациях, штатную численность лабораторного персонала, количество офисов, написание и подачу патентов на изобретение. Появилась лаборатория и офис в США. Кстати, в Штатах получение патента это существенные расходы – не меньше 100 тысяч долларов на подготовку и ещё дополнительные расходы на подачу и обслуживание.

Направления работы компании

Самое уникальное в проекте – это продукт. Представьте себе, вам не нужно будет делать сложные технические медицинские манипуляции, чтобы определить наличие в начальной стадии развития раковой опухоли, практически невидимой глазом. Тогда существенно увеличится количество выявленных на ранней стадии пациентов. Такой прогресс в диагностике существенно увеличит выживаемость, и девиз «Сохранять жизни от рака» заиграет нужными нам красками. Первым проектом стала разработка ARNA-термометр. Это был неспецифический универсальный тест на наличие или отсутствие онкологического процесса в организме. На базе этой разработки в России получен патент, а патенты в семи зарубежных юрисдикциях ещё не завершили национальные стадии. Сейчас ARNA-термометр находится «в загашнике».

Экспертиза «Сколково» помогла понять, что надо сужать сферу притязаний и делать специфичные продукты. За эту рекомендацию, которая была получена на самом старте, ARNA очень благодарна «Сколково». Когда эксперты порекомендовали выбирать конкретные нозологии, ARNA сконцентрировала все свои ресурсы на раке молочной железы. Именно этот тип онкологии находится на втором месте по количеству заболевших (чуть больше 70 000 новых кейсов ежегодно в России) и самый большой эффект от раннего обнаружения. На первой стадии почти 100 % пациентов излечиваются, и только в районе 20 % заболевших выздоравливают при обнаружении рака на 3-4-й стадии.

К созданию нового продукта компания приступила в 2015 году. Через два года получили первые результаты исследований совместно с Институтом Блохина, позже – с Сеченовским университетом.

«Мы командой поняли, что должны расширяться в международном плане, и в 2018 году сделали американскую компанию», – комментирует Владимир.

В итоге получился продукт из двух разных технологий. Совместная технология называется мультиОМИКА (multiOMICS) – это когда определяются разные биологические объекты, и по ним могут анализироваться сложные биологические большие данные, чтобы находить новые связи между биологическими объектами, выявлять соответствующие биомаркеры и строить сложные маркеры болезней. ARNA пошла по пути объединения маркеров ДНК и белковых маркеров, такой передовой подход дал возможность получить уникальную точность.

Не обошлось и без ошибок. В основном ошибки были технологического характера. Когда идет научный поиск, то перебираются технические решения для сохранности состава плазмы крови пациентов и тех компонентов, что идут в диагностику, по контролю качества, по избавлению от человеческого фактора процедур, по оптимизации программных средств и внедрению новых моделей обработки данных. Везде совершались ошибки, приходилось возвращаться на исходные позиции и начинать заново. Были и управленческие ошибки в том, куда идти и с кем делать дела. Все ошибки – это нормальные «грабли», на которые наступает каждый предприниматель.

Особенности бизнеса

Особые расходы на PR компания пока не несёт, так как продукт находится на стадии клинических испытаний, но бренд уже узнаваем в России и даже в США. Стартап-комьюнити достаточно хорошо знает ARNA Genomics в результате частого взаимодействия на территории выставок, конференций, акселераторов и награждений. Не обошлось и без публикаций в российских и мировых СМИ, было сделано CEO для сайта. В общем, постепенно проект становится хорошо узнаваемым. В настоящий момент на рынке нет продуктов диагностики или скрининга на рак молочной железы с использованием методов молекулярной биологии и единицы коллективов в мире, которые успешно занимаются разработкой подобного продукта.

Предполагается, что при выходе на целевой рынок – рак молочной железы, потребители продукта – это все взрослые женщины от 25 лет. Таких в мире более 2 млрд человек. Женщины, которые заботятся о своём здоровье, обычно после 40 лет делают маммографию раз в два года, а есть ещё категории женщин с высоким риском – они делают раз в полгода или раз в год. В такой стране как США – это вообще обязательная процедура, маммография в качестве скрининга на рак молочной железы. Поэтому ежегодно консервативно тестом может пользоваться до 500 млн человек в мире. Компания в настоящий момент находится на стадии клинических исследований и не имеет права продавать свой продукт на рынке.

Команда проекта – это десять уникальных человек, они закрывают все потребности научного проекта, который поставил целью вывод продукта на рынок. В таких стартапах и проектах необходимы уникальные, можно сказать экстраординарные, способности и выдержка, стрессоустойчивость и самомотивация, необходимо, чтобы у всех ребят был яркий ум, который желает исследовать наш мир, должна быть моральная готовность к факапам. В команде есть и сильные ученые, и уникальные предприниматели, которые умеют выступать и отстаивать свою точку зрения, также у команды должны присутствовать особенные навыки технической разработки, так как постоянно требуются физические доработки оборудования и инструментов, навыки разработки программного обеспечения, математика для обработки статистических результатов обязана быть, иначе никто из профессионального сообщества не будет разговаривать и многое другое.

О влиянии санкций, СВО и планах на будущее

Для компании текущая ситуация почти ничем не отличается от других ситуаций – коллектив всегда находится в напряжённом состоянии для того, чтобы достигнуть необходимых результатов в будущем. Даже в 2020 году, когда на рынке венчурного инвестирования была «ядерная зима», никто не мог привлечь финансирование с рынка, ARNA смогла закрыть раунд на 3,5 миллиона долларов США.

Владимир Саванович: «О, как прекрасно может быть будущее – мы в него верим всеми нашими сердцами. Мы потратили 10 лет тяжёлого труда на разработку технологий и продуктов и огромное количество финансовых средств. В основном, на ближайшие 2-3 года мы ставим планы официально в рамках клинических испытаний в США доказать работоспособность теста и возможность его внедрения в медицинские стандарты и практики, а дальше видно будет – не хочется так далеко загадывать сейчас».

Компания ARNA Genomics в цифрах и фактах

Год основания: 2012.

Расходы на содержание: в среднем компания тратит более 500 000 долларов США ежегодно.

Целевая аудитория: женщины от 25 лет и особенно – от 40 лет.

Сайт: arna.bio

Сергей Мельников

Сергей Мельников

Обозреватель «Жажды»

Вверх
Сделать сайт лучше