С открытым лицом

Как сделать дорогие операции бесплатными для пациентов и получить «Стартап года»
  • 03.02.2017
  • 545
  • 0

Слово «стартап» в первую очередь ассоциируется у нас с молодыми начинающими предпринимателями. Но Сергея Николаенко, чей проект «Биомедицинский парк» был признан в Красноярске «Стартапом года – 2016», трудно назвать новичком в его деле. Так, профессорская стоматология «Зубник», созданная доктором медицинских наук Николаенко, успешно работает уже несколько лет. И все же его «Биомедицинский парк» в полном смысле можно назвать стартапом, причем не только для региональной, но и для российской медицины в целом.

Тайшет – Германия – Красноярск

О том, что станет врачом, наш герой знал еще с детства. Перед глазами был пример деда, в годы Великой Отечественной войны – фронтового санинструктора. А после войны, поскольку попал в плен, дед был сослан в Тайшет. Там он самостоятельно научился лечить зубы местным жителям. Для Сергея старые, «допотопные» инструменты, хранившиеся дома (ножная бормашинка, например), казались настоящим сокровищем. Поэтому, когда пришло время выбирать профессию, решение было однозначным – только стоматология.

Наш герой окончил Тайшетское медучилище, затем Красноярский государственный мединститут с красным дипломом. Кроме врачебной практики, которой занимался молодой доктор, его привлекала еще и наука.

Сергей Николаенко: «Я подал документы на DAAD-стипендию, получил приглашение и уехал на 3 года в Германию. Это был очень яркий и интенсивный период. Там я учился, практиковал, параллельно занимался докторской диссертацией, которую защитил по возвращении в Красноярск. Меня вдохновила немецкая система, используемая в работе университетских клиник, когда в одном месте интегрированы практика, образование и наука. Эту концепцию я решил внедрить и у нас в Красноярске».

Методика была опробована сначала в стоматологической профессорской клинике «Зубник», которую доктор медицинских наук открыл в 2013 году, а затем в проекте «Биомедицинский парк» – ему пошел второй год.

По сути, «Биомедицинский парк» – это 2 больших проекта. Первый – Центр дополнительного профессионального образования «Профессорская практика», в котором врачи проходят повышение квалификации и переподготовку. Второй – российско-германский центр «Эпитетика». Клиника Сергея Николаенко ведет его совместно с Красноярским краевым онкологическим диспансером и немецким Университетом имени Фридриха-Александра городов Эрлангена и Нюрнберга. Этот проект и оказался настоящим прорывом. При его создании сыграли роль тесное сотрудничество с немецкими коллегами, начавшееся во время учебы, и используемая ими методика протезирования, которая впечатлила красноярского врача.

«Невидимая» проблема

В клинике Сергея Николаенко хранится книга, изданная в Берлине еще в 1908 году. В ней рассматриваются методы замены утраченных органов и избавления от других дефектов при помощи внешних протезов – прообразов современных эпитезов. Но если в Германии их использование поставлено на поток начиная с 1980-х годов, а 20 хирургических групп устанавливают сотни внешних протезов ежегодно, то российские медики к эпитетеке только подступаются. И не потому, что в России медицина слабее. Просто у нас исторически сложились несколько иные традиции и подходы.

Биомедицинский парк

Сергей Николаенко: «В России реконструктивная реабилитация, если говорить о челюстно-лицевых дефектах, – это прежде всего пластические операции. Они подходят далеко не всем. Например, у людей, недавно прошедших лучевую или химиотерапию (из онкодиспансера к нам поступает основная часть пациентов), пересаженные ткани не приживаются. И это приносит человеку дополнительные страдания».

Именно в таких случаях поможет наружный протез (эпитез). Пациенту на месте утраченного органа вначале устанавливают титановую основу – крепят к кости особыми микрошурупами. А уже на него – силиконовый протез. На его изготовление уходит от нескольких дней до нескольких недель. От живого органа он внешне неотличим.

Все начинается с проведения спиральной или компьютерной томографии. На 3D-принтере воссоздаются модели будущих органов или их фрагментов с учетом всех особенностей внешности пациента, выверенных до мельчайших деталей. Немало времени уходит на то, чтобы придать силикону максимально естественный вид: подбирается цвет, полностью совпадающий с оттенком кожи пациента, обозначаются поры, сосуды. Затем идет процесс полимеризации – в специальных устройствах искусственный орган приобретает окончательную форму. А далее крепится к импланту с помощью магнитов. Также возможна адгезивная фиксация эпитеза, то есть на специальный клей. В этом случае установка имплантов не требуется.

Сергей Николаенко: «Со стороны нам кажется, что людей с подобными дефектами немного. Но это лишь потому, что мы их не видим. А между тем каждый год только в Красноярском крае соответствующая помощь требуется в среднем 400 пациентам. По России – почти 30 тыс. ежегодно. Это люди, получившие тяжелые травмы лица, головы, шеи. Но почти 80% пациентов – это те, кто лишился носа, глаза, челюсти или сразу нескольких органов после онкологических заболеваний. После этого жизнь для них ограничивается четырьмя стенами. Они не ходят на работу, не выходят из дома даже за самым необходимым. А с установкой эпитезов возвращаются к абсолютно нормальной жизни».

Со стороны определить, что у человека установлен эпитез, практически невозможно. Он выглядит как живой орган. О наличии протеза знают только сам пациент и врачи, которые ему помогли.

Цена нормальной жизни

До красноярского «Биомедицинского парка» такими операциями, а главное, производством систем для них, в России никто не занимался. Пациенты, располагавшие солидными средствами, уезжали лечиться за границу. Сейчас, кроме Красноярска, только в Москве есть группа специалистов, устанавливающих эпитезы. Но они работают исключительно на импортных материалах и комплектующих.

Цена титановых элементов для одного эпитеза может доходить до 700 тыс. рублей. Плюс силиконовый протез и собственно операция. Итоговая стоимость установки эпитеза может превышать миллион рублей. А если он крепится на клей, то это все равно немалые расходы – одна упаковка адгезива стоит от 12 тыс. рублей. Естественно, что манипуляции по такой цене в программу госгарантий вряд ли когда-либо попадут, а значит, в итоге мало кому помогут.

Биомедицинский парк

Красноярские врачи решили начать не только установку эпитезов, изготовленных за рубежом, но и их самостоятельное производство.

Встал вопрос – на какие средства, если государство пока не готово оплачивать изготовление эпитезов и их установку? Часть средств вложила в проект профессорская клиника «Зубник». В остальном решили действовать через благотворительные фонды и общественные организации, привлекающие деньги крупных компаний на социально значимые цели. Помог Фонд Людмилы Пимашковой. Через общественную организацию «Подари улыбку» проект финансами поддержали «Русал», «Лукойл», «Росатом». Кроме того, клиника выиграла несколько крупных грантов на развитие своего проекта. Это и позволило начать масштабную работу. И сейчас в «Биомедицинском парке» намерены идти именно по этому пути привлечения средств.

Как оказалось, от открытия собственного производства имплантов и эпитезов в Красноярске выигрывают все. И не только пациенты, которым протезы изготавливают и устанавливают абсолютно бесплатно. Выигрывает и российская медицина в целом, получившая на вооружение современную и сравнительно недорогую технологию.

Сергей Николаенко: «Сейчас мы на базе «Биомедицинского парка» совместно с Краевым фондом науки внедряем собственные разработки. Осваиваем изготовление титановых элементов (мезоструктур). Решаем проблемы с силиконом – для эпитезов подойдет не всякий. А в сентябре этого года в Красноярск на научно-практическую конференцию «Эпитетика и реконструктивная хирургия» приезжали наши немецкие коллеги, и профессор Марк Фарманд передал нам изобретенную им технологию производства. Изготовление таких систем у нас стоит примерно в 10 раз дешевле, чем покупка их в Германии. Разумеется, при сохранении того же качества. Таким образом, итоговая стоимость установки эпитеза с учетом работы врачей снижается с 1,5 млн до 150-200 тыс. рублей. В этом случае уже можно думать о получении господдержки для помощи пациентам».

Сейчас операции проходят на базе Красноярского краевого онкологического диспансера. В планах «Биомедицинского парка» – не ограничиваться изготовлением протезов и начать со временем на своих площадях проводить операции пациентам, например, с врожденными челюстно-лицевыми дефектами.

Бизнес в помощь государству

Сергей Николаенко: «Включение подобных операций в программу госгарантий – дело будущего. При этом для пациентов «Биомедицинского парка» они бесплатны уже сейчас. За полтора года в Красноярске, в российско-германском центре «Эпитетика», помощь оказали 15 пациентам из разных регионов России. Никто из них не заплатил ни копейки. Ни за импланты и силиконовые протезы, ни за работу врачей, в том числе немецких, ни за адгезивы для крепления эпитезов. Все делается за счет грантовых средств. Кроме того, «Биомедицинский парк» – резидент краевого инновационно-технологического бизнес-инкубатора. Это дало возможность пользоваться хорошим оборудованием как для создания 3D-моделей эпитезов, так и мезоструктур».

Безусловно, нашим героям пока приходится действовать больше своими силами. Но радует то, что если несколько лет назад такие начинания, скорее всего, вовсе остались бы без внимания, то сейчас появились действенные инструменты по привлечению средств от различных структур, в том числе и государственных. А значит – и для работы. Одна из пациенток уже получила протез в рамках госконтракта, который перепоручили коллеги Сергея Николаенко из Подмосковья. Значит, и в этом направлении есть подвижки. Но все-таки нужна системная работа, чтобы никто из людей не оставался один на один со своими проблемами.

Биомедицинский парк

Кстати, благодаря грантам и субсидиям коллектив Николаенко не только устанавливает эпитезы, но и оказывает другую медицинскую помощь жителям Красноярского края. Это, например, открытие многопрофильной поликлиники в заполярной Игарке. В городок, где зимой – 60 градусов, врачи на постоянную работу едут неохотно, и в итоге районные власти, чтобы отправлять пациентов на лечение на материк, тратят порядка 60 млн рублей в год. Николаенко предложил другой выход: на средства грантов оборудовать не только саму поликлинику, но и гостиницу для медиков, чтобы они работали там не постоянно, а вахтовым методом. Клиника вот-вот откроется. Еще один проект на грантовые деньги – бесплатная стоматологическая помощь инвалидам прямо у них дома.

Частный бизнес, в том числе и медицина, необязательно означает большие затраты со стороны пациента. Выход есть всегда. Другое дело, что только своими силами бизнес не может обойтись – нужна системная работа с участием государства.

Российско-германский центр «Эпитетика» в цифрах и фактах

Сколько времени действует проект

1,5 года.

Скольким пациентам были сделаны операции

15 людям.

Стоимость операции с импортными эпитезами

1,5 млн рублей.

Стоимость операции с эпитезами, изготовленными в Красноярске

150-200 тыс. рублей.

Сколько платит пациент

Операция, проведенная в Красноярске, обходится бесплатно.

Сколько пациентов нуждается в таких операциях

В Красноярском крае – 400 человек, по России – около 30 тыс. ежегодно. 80% из них – это люди, прошедшие лечение онкозаболеваний.

Каких вложений потребовал проект

За счет грантов и привлеченных через общественные организации средств – около 10 млн рублей.

Юлия Старинова

Юлия Старинова

Обозреватель «Жажды»

Похожие статьи



Вверх
Сделать сайт лучше