Особенная мебель

История основания и развития компании по производству мебели для постирочных и гардеробных комнат
  • 01.10.2021
  • 65
  • 0

Производство мебели на заказ является очень конкурентной нишей бизнеса. Однако основатель компании GiD Ольга Аксёнова выбрала довольно узкое направление изготовления мебели для ванных, гардеробных и постирочных комнат, что позволило успешно отстроиться от конкурентов. О нюансах функционирования своего бизнеса Ольга откровенно рассказала «Жажде».

Начало пути

Бизнес был основан в 2009 году. Изначально компания занималась перепродажей готовой мебели для ванной комнаты (так называемые «мойдодыры» – тумбы с раковиной). Был склад с дешевой продукцией, и была организована оптовая торговля. Потом Ольга и ее партнер захотели заняться реализацией более красивого и качественного товара. Начали самостоятельно придумывать изделия под склад. Компания в то время также называлась «GiD group». «ГИД» расшифровывалось как «группа», «инновации», «дистрибьюции». Впоследствии эта аббревиатура осталась именно «GiD». Хоть доменное имя сайта сейчас и остается gid-group, свою компанию Ольга позиционирует как «GiD постирочные и гардеробные». Она убрала слово «group» из названия, потому что оно крайне плохо слышно в разговоре по телефону. Поэтому сейчас, когда звонит клиент, секретарь отвечает: это компания «GiD постирочные и гардеробные».

Бизнес Ольга начинала вместе с коллегой Борисом Малютиным. Они до сих пор дружат, и сейчас Борис уже занимается другим бизнесом. Изначально это была его идея. Борис и я работали на заводе по производству раковин для «мойдодыров», и, соответственно, у нас были знания в этой области. Мы знали, какая мебель и под какие раковины ставится, поэтому и ушли именно в нишу производства мебели для ванных комнат. Впоследствии партнер из бизнеса вышел, и это было еще до того, как компания начала производить индивидуальную мебель. То есть это всё произошло на этапе производства и продажи складских изделий.

Ольга Аксёнова: «На самом деле глобальных инвестиций в проект не было. Конкретную сумму я сейчас не смогу сказать. Деньги нужны были на производство товара, разработку чертежей, оплату дизайнеров и склада. Мы пользовались ответственным хранением – сколько хранишь на складе, за это и платишь. Соответственно, определенная сумма также уходила на зарплату мне и партнеру. Офиса у нас не было – работали из дома. У нас был склад и домашний компьютер. Склад в то время обходился порядка 8-10 тысяч рублей в месяц. Ответственное хранение, услуги погрузки-разгрузки и зарплата, наверное, порядка 150 тысяч рублей ежемесячно на двоих. То есть это оплата интернета, мобильной связи, личные расходы и офисная бумага».

Особенности бизнеса

Когда партнер Ольги вышел из бизнеса, то сразу встал вопрос: заниматься ли перепродажей дальше? Многие клиенты просили какие-то вещи на мебели поменять, к примеру, ручки, цвета и т.д. Ольга стала пробовать предлагать те изделия, которые были в разработке, но с учетом индивидуальных параметров и размеров. Для этого пришлось отказаться от стандартных раковин, и компания начала производить раковины на заказ. Когда произошло несколько первых встреч с клиентами по индивидуальной мебели, оказалось, что эта ниша свободна. Практически никто из компаний не работает в нише индивидуальной мебели для ванных комнат, и компания GID практически 7 лет работала в этой нише почти единственная на рынке.

Ольга Аксёнова: «Если сравнивать с настоящим временем, то с 2009 года мы прошли много этапов. У нас были и офисы, и собственное производство. Сейчас мы отказались от офиса. Все сотрудники находятся на удаленке. К аутсорсу мы пришли примерно за полтора года до пандемийного «локдауна». Просто мне показалось, что это эффективно, и я отдала многие процессы на аутсорс. Мне стало выгодно работать именно с компаниями, а не с частными лицами. Частники, даже если они находятся в рамках твоей компании, могут не выйти на работу, запить и не брать трубки. Они могут каким-то образом затеряться, делать вид, что они какие-то вещи не понимают, и бойкотировать работу. Все эти моменты были.

В плане сотрудничества с компаниями мне работать нравится больше, потому что они намного более ответственны. Если какой-то сотрудник у них не выходит на работу, то они сами ищут замену. Это получается эффективнее, выгоднее, и я не трачу на это время и собственные ресурсы. Поэтому и тогда, и сейчас мы работаем без офиса. Но тогда у нас было всего два сотрудника, а сейчас, конечно, гораздо больше».

Компания GiD работает сейчас в очень узкой нише производства особенной мебели на заказ. Клиентам предлагается мебель для постирочных, домашних прачечных, а также для хранения вещей. Это шкафы, гардеробные, кладовки и всё оборудование, которое требуется для организации подобных пространств. Мебель по сути уникальная – на данный момент конкуренты у компании практически отсутствуют. GiD обладает обширными знаниями по эргономике и расстановке предметов, поэтому позиционирует свой продукт как уникальную и правильную мебель.

Режим работы компании на всех картах в «Яндексе» и «Гугле» указан круглосуточный. Однако круглосуточно работает только телефон, и менеджеры отвечают на сообщения в мессенджерах. По факту, менеджеры в активном доступе с 9:00 до 20:00.

Средний чек в компании сейчас составляет 250-350 тысяч рублей за проект (включает не только мебель, но и гладильные доски, столешницы, смесители, аксессуары). Конечно, есть и менее и более крупные заказы. Что касается посетителей, то покупатели обычно не приезжают лично – общение происходит по телефону и в мессенджерах. В день поступает от 10 до 30 обращений, и дальше уже всё зависит от менеджера по продажам – как он даст консультацию, как отработает клиента. Практически все заявки целевые.

Ольга Аксёнова: «Был момент, когда нас очень сильно сравнивали с готовой мебелью из «Икеи». Но сейчас такие запросы полностью исчезли. Мы ушли в более дорогую нишу, то есть мы предлагаем не обычные изделия, а полностью нестандартную мебель. Средний чек вырос, и запросы от клиентов стали более целевые. Такое количество менеджеров по продажам, как было ещё пять лет назад, нам не нужно. Сейчас мне необходимы более квалифицированные люди, которые могут дать глобальную, глубокую консультацию, чем просто менеджеры, которые считают что-то в больших количествах».

Штат компании (только коммерческий отдел, без производства):

  • секретарь;
  • менеджер по продажам;
  • менеджер-калькулятор;
  • технолог;
  • конструктор;
  • мастер монтажа;
  • водитель-экспедитор;
  • курьер.

В зависимости от квалификации каждый может пропускать от 5 до 10 проектов. Конкуренция в нише мебели на заказ просто огромная. Такую мебель с разным успехом делают все – от гаражных производств до высокотехнологичных производителей стандартных кухонь. В нише хранения конкуренции нет, так как это дополнительные особые знания, умения и опыт.

Про ошибки, продвижение и планы на будущее

К тому статусу и наработкам, которые сейчас есть, компания пришла с течением времени. Каждый год происходили какие-то изменения рынка и продукции. Каких-то глобальных ошибок не было. Все этапы компания должна была пройти, для того чтобы бизнес стал тем, какой он есть сейчас. Вероятно, нужно было выйти в соцсети гораздо раньше.

Ольга Аксёнова: «Некоторое время назад мы позиционировали себя как компания-производитель всей мебели на заказ. Сейчас я понимаю, что нужно выделять и работать в той нише, в которой являешься экспертом. Это более эффективно и правильно в смысле продвижения бренда. Некоторое время назад я начала показывать себя как руководителя компании, и сейчас к нам очень часто обращаются именно через меня. То есть, зная меня, люди советуют мой бренд и мою мебель.

Основные сложности связаны сейчас с подбором кадров. С людьми, которые работают непосредственно на меня, нужно уметь коммуницировать – у них тоже возникают вопросы, и личные, и денежные. В любом случае людям от руководителя нужны поддержка, совет и постоянные коммуникации. Уйти и абстрагироваться от бизнеса невозможно. Потому что люди хотят общения. Это, с одной стороны, хорошо, что есть обратная связь, а с другой стороны – это главная сложность. Потому что цель и стратегию вижу я, а чтобы её увидели сотрудники, нужно с ними постоянно разговаривать».

Что касается продвижения, то изначально у компании был только сайт и очень востребованный на рынке продукт. Именно поэтому до сих пор ни разу для продвижения не использовался «Яндекс Директ». Рекламу на «Яндексе» также не заказывали – были только целевые запросы. До сих пор компания GiD ни разу не платила «Яндексу» за показы и позиции в поисковой выдаче.

Пять лет назад у компании появились страницы в социальных сетях, и она стала участвовать в коммерческих выставках. В итоге оказалось, что продавать через интернет гораздо выгоднее, и нет смысла участвовать в выставках. Это «слив» бюджета, поэтому от выставок отказались. Все средства, которые сейчас тратит компания, уходят на развитие и продвижение сайта.

Ольга Аксёнова: «Период пандемии повлиял на нашу компанию однозначно положительно! Мы заняли новый рынок, запустили продукт личного бренда и начали продавать эскизы удаленно. В планах на будущее – создание ТВ-программы по нашей теме «расхламления» и хранения вещей. Ищем продюсера и спонсора».

Компания GiD в цифрах и фактах

Год основания: 2009.

Расходы на содержание: 500 000 – 700 000 рублей (включая ЗП сотрудников в штате).

Средний чек: 250 000 – 350 000 рублей за проект.

Целевая аудитория: архитекторы, дизайнеры, студии дизайна. Частные лица, делающие ремонт, сами без понятия о грамотной организации пространства.

Сайт: gid-group.ru

Сергей Мельников

Сергей Мельников

Обозреватель «Жажды»

Похожие статьи



Вверх
Сделать сайт лучше