персона

Алексей Порываев: «Бизнес – это очень личное»

Серийный предприниматель, открывший свыше 120 успешных проектов
  • 19.01.2017
  • 442
  • 1

Для бизнесмена, 10 лет отдавшего строительным проектам, каждый из которых – отдельный круг подрядчиков, заказчиков, партнеров, материалов, оборудования, проектных организаций, согласований и разрешений – открыть еще пару десятков новых компаний не составит труда. Серийный предприниматель из Санкт-Петербурга Алексей Порываев регулярно тестирует новые идеи, ищет вдохновение во всем, что его окружает, и, что немаловажно, – находит и воплощает мечты в реальность.

– Больше 20 лет вы – предприниматель. Почему когда-то выбрали эту стезю? Не сложилось с работой по найму или сработала так называемая «жажда бизнеса»?

– Когда я только начинал, слова «бизнес» не было – все просто пытались выжить и прокормить семью. Это был не выбор, а осознанная необходимость. Я пробовал работать по найму, но это не давало того эффекта, который был необходим. Первой была работа после школы в архиве военно-морского флота, потом – учеником столяра на заводе. Начинал с ученической зарплаты в 125 рублей, но достаточно быстро сдал экзамены, получил доступ к станкам и уже через 3-4 месяца зарабатывал порядка 450 рублей при зарплате начальника цеха в 500 рублей. Еще через 2 месяца я ушел оттуда, потому что мне стали закрывать только половину нарядов, которые я выполнял. Мне было жалко своего времени.

Потом я попробовал заниматься фотографией: мы с другом ходили по общежитиям, детским садам, школам. Этот бизнес стал умирать, когда появились «мыльницы», и люди смогли сами делать снимки. Я понял, что мне это абсолютно не интересно. Потом было много чего: торговля, ларьки, контейнерные рынки – занимался перепродажей всего, что только можно. Начал делать нестандартные деревянные рекламные щиты для одного рекламного агентства. Потом нанял человека, постепенно у меня появилась бригада, потом другая. Позже я только собирал заказы и организовывал работу людей.

Так как я знал, как все сделать «от» и «до», мне было проще. Понимал, что говорю людям, всегда мог вмешаться при необходимости: сделать сам или объяснить. В таком режиме потихоньку влез в строительный бизнес. Для меня сидеть и ждать зарплату – значит зависеть от кого-то. Да и времена были такие, что зарплаты задерживали месяцами, а могли и не заплатить вовсе. Какой-то «жажды бизнеса», нежелания работать по найму не было – просто я понимал, что, работая на себя, больше заработаю.

– Получается, после школы вы сразу начали работать. То есть высшего образования у вас нет?

– Высшего образования нет – меня сама жизнь учила. Я увлекался историей, хотел пойти учиться на исторический факультет, несколько раз поступал, но неудачно. Тогда не было реальных экономических специальностей, и те профессии, которые были доступны, особо в бизнесе никому не пригодились. Кроме того, я быстро понял, что могу нанимать людей с двумя высшими образованиями и быть их начальником, не имея собственного образования. Я этим ни в коем случае не горжусь, так сложилось.

– Вспоминая все свои стартовавшие некогда проекты, какой бы вы выделили как самый рискованный, и почему?

– В начале все было рискованно, потому что было непонятно – можно было заработать и пролететь в равной степени. Самыми рискованными были достаточно серьезные строительные проекты, когда я пытался связаться с крупными подрядами на больших строительных площадках, масштабных объектах. И некоторые из них привели к серьезным отрицательным финансовым результатам. Когда ты имеешь дело с теми, кто выше тебя настолько, насколько ты даже не в состоянии представить, то вероятность того, что ты будешь кинут и подставлен, близится к 100%. Существуют истории, когда кто-то при этом умудряется заработать, но общая тенденция такова, что в малом и среднем бизнесе нужно иметь дела с малым и средним бизнесом.

Строительный бизнес является одним из самых сложных и рискованных: технические риски, человеческий фактор, нюансы, связанные с неплатежами и невыполнением контрактов. Когда ты торгуешь, то рискуешь какими-то штрафами, потерями каких-то партий товара, низкими продажами. В многомиллионных строительных контрактах все иначе. Ты просто можешь не получить деньги или влететь на штрафные санкции в несколько десятков миллионов рублей, выполнив при этом работы. Основной моей ошибкой было сосредоточение на крупных объектах вместо того, чтобы рассредоточить усилия на десятки небольших. 100 млн рублей можно заработать на одном объекте, а можно взять 20 объектов по 5 млн рублей. Риски в первом случае намного выше.

1аЯ

– Начиная бизнес в самых разных сферах (реклама, строительство, производство, IT-сфера, инвестиции), что каждый раз становится источником вдохновения? Или такой разброс – следствие желания в каждой нише занять свое место?

– Я нахожусь в постоянном поиске и движении, через руки проходят сотни проектов. Был в начале пути период, когда я параллельно занимался стройкой и торговлей, а потом окунулся в стройку и проработал только в ней порядка 10 лет. Это привело к негативным последствиям: данное направление резко просело в последние 5-6 лет. Получилось, что в один момент в достаточно серьезном возрасте я прихожу к ситуации, когда у меня очень большие финансовые потери и отсутствуют какие-то альтернативы. И я начал двигаться и искать новые направления. Благо, опыт в строительстве позволял быстро переориентироваться.

Стройка – это не завод, который стоит 20 лет на одном месте и в котором все понятно, даже если меняется оборудование и технологии. В строительстве каждый объект – это новый проект, место, люди, партнеры, подрядчики, заказчики, площадка, где нужно все начинать с нуля. У меня выработалась привычка быстро стартовать, а дальше уже нет особой разницы, что именно запускать: производство одежды, мебели, кондитерских изделий или маркетинговое агентство. Я понял, что у меня есть большой багаж знаний, и начал пробовать.

Все, что связано с производством, всегда было мне интересно: я и в стройке параллельно запускал вспомогательное производство строительных материалов. Мы регулярно тестируем и просчитываем новые идеи. Я не рассматриваю их как проекты – это тесты новой продукции. Например, мы производим определенную мебель и думаем, почему бы не попробовать производить еще детские манежи – посчитали, проанализировали конкурентов, выяснили, что невыгодно. У нас нет цели попробовать все, мы просто находимся в постоянном поиске. В конечном итоге выстраивается определенная структура.

– Вы занимаетесь как коммерческими, так и социальными проектами. Что сейчас актуальнее для вас как для бизнесмена?

– Лукавить не буду, коммерческие проекты в приоритете, социальные – для души. Но если не будет коммерческих проектов, то не будет и социальных, потому что последние могут существовать только тогда, когда есть средства на их реализацию.

– В одном из интервью вы говорили, что в новых проектах на первых порах всегда принимаете самое активное участие в процессе управления. Как определяете тот момент, когда можно ослабить узду личного контроля и передать ее в руки партнерам или управленцам?

– Все должно происходить естественным путем, отпускать нужно постепенно. При работе в архиве военно-морского флота в мои должностные обязанности входила проверка фондов различных департаментов. Я открывал коробки, доставал дела и составлял ведомости на предмет ценных вложений. В одном из таких дел лежали строительные чертежи петровских времен. И там, среди прочих, были чертежи пакгаузов. Мне запомнилось одно – на них стояли личные подписи Петра I с пометкой о том, какие бревна и крепления нужно применить. То есть, будучи императором и самодержцем, человек вникал в мелкие детали технического характера.

Я понял, что если даже такой человек, как царь Петр I, вынужден был во все вникать сам, то мне и подавно необходимо это делать. И это касается каждого нового проекта, который я запускаю. Все происходит постепенно. Отпустил одну часть управления и посмотрел – если работает хорошо, то можно отпускать следующую часть. В новых проектах все сырое, куча неотлаженных процессов, которые надо доводить до ума. Доверить это стороннему специалисту можно, но у меня не корпорация, и я не могу разбрасываться миллионами рублей на консультантов, которые будут сидеть и советовать, как работать.

Однако от личного управления нужно уходить как можно быстрее, иначе оно затянет, а проект превратится не в бизнес, а в ремесло. Ты будешь сам сидеть и все делать – роста не будет. Здесь важен баланс. На начальном этапе присутствие необходимо, но позже нужно вмешиваться по мере необходимости. Я всегда держу руку на пульсе. Нужно понимать, что, если ты не вникаешь в процессы и ведешь чисто формальный контроль, ты понятия не имеешь о том, что происходит на самом деле.

Алексей Порываев

– Каким образом вы подбираете себе в команду партнеров? Есть ли секрет выстраивания правильных взаимоотношений с теми людьми, которым вы доверяете свой бизнес, пусть даже его долю?

– Всегда по-разному. Чаще всего я сам придумываю проекты и начинаю искать людей, которые как-то могут быть мне полезны. Бывает, что нанимаю управляющего, и потом постепенно он становится партнером. Хотя в последнее время у меня появилась тенденция к узурпации и к тому, что я все-таки нанимаю управляющих.

Есть несколько ключевых партнеров, с которыми я веду дела уже много времени, и в них я более-менее уверен. К сожалению, опыт последних лет и проектов показал: приходит молодежь с горящими глазами, которая быстро перегорает. Они не умеют пахать в кризисной ситуации, не понимают, когда нужно просто надеть резиновые сапоги, взять лопату и нырнуть поглубже. А это рано или поздно требуется в любом проекте. При этом люди с опытом и в более зрелом возрасте ищут стабильности и очень редко вписываются в новые, сырые проекты, где все надо начинать на пустом месте.

Если я вижу, что человек так же зависит от проекта и заинтересован в его росте, как и я, тогда мы партнеры. А если я понимаю, что основная роль на мне, а он в любой момент может сказать, что постоит в сторонке, тут и говорить не о чем. Все очень сложно и проверяется на деле. Когда говорят, что бизнес – это ничего личного, то это чушь собачья. Нет ничего более личного, чем бизнес. На самом деле выбрать делового партнера гораздо сложнее, чем жену. Надо быть уверенным в человеке настолько, насколько это вообще возможно. И все равно иногда ошибаешься – это неизбежно.

– Если говорить о команде в целом – как сформировать сплоченный коллектив?

– Я знаю лично всех сотрудников – у меня со стройки осталась привычка здороваться с каждым подсобным рабочим и проявлять уважение к тем, кто на меня работает. Когда собственник бизнеса – некий «небожитель», который сидит в кабинете на высоком этаже, и его не то что не видят, а голоса даже не слышали никогда, то он должен быть готов к тому, что на его стороне в трудной ситуации никого не останется. Для рядового персонала, конечно, в первую очередь имеют значение деньги здесь и сейчас, но все равно существует эмоциональная составляющая, которая очень важна. Если случится что-то, ключевые сотрудники останутся и вытянут все. А на этот «скелет» будет наращен новый коллектив.

Для этого нужно с сотрудниками контактировать – люди должны видеть руководителя и понимать, что он участвует в процессе, ему не безразлично, что у них происходит. Я прихожу и спрашиваю работников, что их не устраивает, всегда открыт для диалога. И это помогает развивать проект. Иногда бывает так, что уборщица разбирается лучше любого менеджера в том, что должно быть на производстве. Это не значит, что надо выстраивать в очередь сотрудников и с каждым проводить беседу о том, как вести бизнес. Но, если человек хочет что-то сказать, ему нужно дать такую возможность. И если я не подбираю рядовой персонал, то общаюсь с ним в любом случае.

– Вы как-то сказали, что потери и банкротства – это бо́льшая ценность для предпринимателя, чем успех. Чем вызвано такое философское отношение к бизнесу?

– Это правда жизни. На самом деле из победы можно извлечь гораздо меньше уроков. По этому поводу есть китайская притча. Встречаются два государя со своими армиями и решают поговорить перед сражением. Один государь выводит перед армией своего полководца и говорит, что он выиграл двадцать битв и не потерпел ни одного поражения. Выводит другой государь своего полководца и говорит, что он проиграл 100 битв и снова вышел на поле боя. Услышав это, первый государь отказался сражаться и предложил заключить мирный договор.

Победа – это, как правило, «розовые очки», хотя на 90% – просто везение. А вот когда проиграл, все 100% – твои. Если бизнесмен думает, что все победы – это только его заслуга, а поражения – вина всех, кроме него, тогда у него нет перспективы развития. Каждый человек, общение с которым привело к финансовым потерям, который меня подставил, – это мой учитель по жизни. В том, что он так поступил, – моя вина: я пошел на сотрудничество с ним, не учел тех рисков, которые были, чего-то просто не увидел. А мне показали, и в следующий раз я буду умнее.

Алексей Порываев

– Что в предпринимательской деятельности для вас наиболее значимо?

– Для меня – это движение и развитие. Я так самореализуюсь, живу, добиваюсь внутренних целей – мне нравится то, что я делаю. Прибыль – сопутствующий результат. Без нее все не имеет смысла, но это не самоцель. Бизнес позволяет вставать рано утром, и, несмотря на то, что иногда сил нет, голова болит и кажется, что все уже достало, понимаешь, что это часть твоей жизни. И ты идешь и действуешь.

– За годы работы у вас, наверняка, сформировалось некое представление о том, что отличает серийного предпринимателя от того, который все свое время и внимание уделяет одному проекту?

– Прямое отличие – наличие множества разнонаправленных проектов. Я не скажу, что хорошо быть серийным или узконаправленным предпринимателем. Просто такова специфика современной экономики: каждый, кто занимается бизнесом, в ближайшие 5 лет должен будет несколько раз или сменить направление бизнеса, или сам бизнес. Мир пришел в движение. Серийное предпринимательство – это разноплановость и умение быстро ориентироваться в разных нишах. Наверное, это более перспективно, чем иметь единое направление работы. Единый стержень какой-то должен быть, но в нем должно быть много различных опор, поднаправлений.

– Что для вас отдых? И предпринимателю нужно использовать свое свободное время?

– У предпринимателя должно быть какое-то увлечение, желание чем-то заниматься, помимо бизнеса. Я занимаюсь парусным спортом – для меня это вдохновение, отдых, подпитка новыми идеями, проветривание мозгов. Когда ты работаешь наемным работником, все проще: выключил компьютер, повесил трубку телефона, выключил свет в офисе и ушел домой. В бизнесе так невозможно. Когда ты уходишь домой, ты продолжаешь работать. В 3 часа ночи тебе может присниться какая-то идея, ты просыпаешься и начинаешь ее записывать.

Я считаю, что у каждого должно быть хоть какое-то хобби, увлечение, отдушина. Порой я отдыхаю, когда занимаюсь ручным трудом, вспоминаю свою профессию плотника. Люблю что-нибудь сделать своими руками – иногда из этого рождаются какие-то проекты. Если ты как предприниматель в большинстве своем работаешь головой, то занятия физическим трудом, причем довольно сложным, позволяют переключиться, дают другую пищу мозгу.

Алексей Порываев

– Какие планы строите в отношении своих бизнесов? Будете открывать новые проекты и направления?

– На 2017 год в плане полная ревизия того, что происходит, выстраивание генеральной линии, открытие 4-5 новых направлений в рамках уже имеющихся проектов. Мы планируем развиваться – сейчас очень хорошее время для этого, несмотря на все трудности, которые происходят вокруг.

– Каких ошибок стоит избегать начинающим предпринимателям во время старта? Дайте напоследок несколько рекомендаций.

– Первая ошибка предпринимателей – неумение считать и пользоваться калькулятором. Проблемой является и «влюбленность» в собственный продукт, когда стартаперы забывают о принципе рыбака – он дает рыбе не то, что любит сам, а то, что любит она. Предприниматели хотят продавать то, что нравится им, без понимания ценности продукции для клиента. Но не вы платите себе, а клиент. Нужно все считать: планируемые расходы умножить на 2, а доходы – поделить на 2. И если после этого у вас остаются деньги, то стоит начинать.

Еще стоит поменьше слепо слушать разных учителей. Слушать надо, но нужно уметь фильтровать эту информацию и пропускать ее через себя. У каждого бизнесмена свой опыт. Нужно уметь принимать информацию и делать выводы, не искать готовых рецептов – их не существует. То, что работало вчера, сегодня не работает. То, что работает у другого предпринимателя, у вас может не сработать. Единственный рецепт – нужно все пробовать.

Наше досье

Алексей Порываев, 42 года, Санкт-Петербург

Основные направления бизнеса: строительство, производство мебели, производство одежды, производство приборов домашнего освещения, производство звукового оборудования. В каждом направлении есть поднаправления.

Интересный факт: в 2010-2011 годах запустил производство металлоконструкции со стартовым капиталом в 10 тысяч рублей. Через полгода ежемесячный оборот в данном направлении составил 25 млн рублей.

Всего реальных стартапов – свыше 120. Множество разовых и тестовых проектов.

Алексей Порываев

Кратко

Основная черта характера?

Упертость. Иногда вредит.

Что вы цените в людях?

Честность и соблюдение договоренностей.

Какое путешествие запомнилось больше всего?

Учебный поход на парусной яхте, после которого я получил кличку «Джин». Тогда мы попали в достаточно серьезный шторм.

На чей мастер-класс вы бы сходили?

Я бы с удовольствием послушал людей, занимающихся реальным большим бизнесом, для которых проведение мастер-классов не является бизнесом.

Последняя прочитанная книга?

Марк Леви, «Семь дней творения».

Подарок, который вам запомнился?

Поделки от детей на прошлый день рождения.

Главный источник вдохновения?

Жизнь.

О чем вы жалеете?

О моментах, в которых нужно было что-то сделать, а я не сделал.

Жизненное правило?

Не изменять самому себе.

Через 10 лет я буду…

…живой.

Елена Службина

Елена Службина

Обозреватель «Жажды»

  • http://vk.com/id311567025 Василий Напомов

    Елена Респект

    0
Вверх
Сделать сайт лучше