персона

Михаил Гончаров: «Разорившийся предприниматель с трудом может найти работу»

Основатель и управляющий ресторанной сети «Теремок»
  • 28.05.2018
  • 1 260
  • 0

Михаил Гончаров, основатель сети «Теремок», часто говорит на тему патриотизма. Он не старается понять родину, но искренне верит в нее. Несмотря на то, что бизнес развивается не только в России, но и за рубежом, желания уехать из страны у Михаила никогда не возникало. С чем связана такая позиция и почему, по мнению нашего героя, успех не так важен, читайте в интервью «Жажды».

– Известно, что ваша мама принимает активное участие в развитии «Теремка». Ее мнение важно для вас? Как часто между вами возникают противоречия, касающиеся дела?

– Мнение, безусловно, важно, но при этом сложно сказать, в каких случаях я ее послушаю, в каких – нет. По части кухни и рецептов ее мнение я не оспариваю (за очень редкими исключениями). Практически всегда то, что она предлагает, мы запускаем в сеть. Что касается обучения – то же самое. Она профессиональный педагог, и мы редко не сходимся во мнении. Поэтому каких-то принципиальных противоречий не возникает.

– Вы уже очень давно в бизнесе. На ваш взгляд, развивать свое дело проще сейчас или когда вы только начинали?

– Бизнес – сложное дело в любые времена. Могут меняться детали, появляться и исчезать определенные сложности. Например, 20 лет назад все подрядчики были непрофессиональные, зачастую их вообще не было. Уровень услуг в области рекламы, маркетинга, печатных материалов, дизайна был очень низким. Мы все помним идиотский термин «евроремонт». Под этим подразумевался просто хороший ремонт, который при этом делали мигранты. Вот с этой сферой сегодня намного проще.

Сейчас сложности другие: многие ниши заняты, много крупных игроков, из-за чего трудно протоптать себе дорогу. Но возможно, если идея хорошая. Поэтому ответ на этот вопрос такой: бизнес всегда сложен. Это личные риски. Разорившийся предприниматель с трудом может найти работу. Мы, например, бывших предпринимателей к себе не берем.

– У вас есть несколько точек в Нью-Йорке. Можно ли сравнить ведение бизнеса в России и за рубежом?

– Вы знаете, никакой особой разницы нет. Везде люди, везде договоренности. Единственное, что меня удивило, – то, что в Америке знакомства и личные связи играют, пожалуй, еще большую роль, чем у нас.

– Сколько времени вы сейчас тратите на работу? Чем занимаетесь помимо нее?

– На работу я трачу 8-10 часов. Есть такое выражение: «Работать надо умом, а не допоздна». Я приверженец такой позиции. Хотя мониторинг того, что происходит в сети, я провожу 365 дней в году, 24/7. Бывают разные сбои, и я должен быть в курсе. О технических неполадках, неработающих кассах, ситуациях с посетителями и их отзывах я узнаю сразу. Начинаю день с того, что читаю почту, и перед сном тоже ее просматриваю.

– Какие качества помогают вам управлять бизнесом? Это приобретенные навыки, или вы были таким всегда?

– Бизнес – это же не только системы и стандарты, это прежде всего руководители, сотрудники и предприятия. Больше всего мне помогают толерантность, желание мира между людьми и добрых отношений.

Я очень не люблю конфликты и стремлюсь правильно выстраивать отношения. Руководителей и сотрудников принимаю такими, какие они есть. Я не стараюсь их «форматировать» под свой стиль управления. Кто-то больше любит порассуждать, кто-то меньше, кто-то активный, кто-то менее активный – я не хочу, чтобы они подстраивались под меня. Скорее, я сам подстраиваюсь под особенности сотрудников. И это кажется мне очень важным.

Второе качество – креативность. Оно, скорее, приобретенное. Это способность рождать идеи на мозговых штурмах, находить решения. Приобрести этот навык помогло увлечение математикой в школе и в МГУ. Математика, как известно, требует креативности для решения сложных задач.

Михаил Гончаров

– Возникает ли у вас желание переехать в другую страну? Если да, то почему?

– Мало того, что желания такого не возникает, но и ко всем уехавшим я испытываю довольно негативные эмоции. Я не хочу жить в какой-либо другой среде, хочу жить в России. Мне нравятся люди. Понятно, что у каждого своя среда. Но у любой страны есть дно.

– Почему вы остановились на фуд-индустрии, если изначально ваш бизнес был связан с электроникой?

– Я остановился на фуд-индустрии, потому что увидел нишу для нового бизнеса и нашел технологию, которую можно было использовать. Я мог бы выбрать другой бизнес, но фуд-тематика мне близка, передо мной были примеры больших зарубежных компаний. Поэтому я решил делать сеть.

– Вы верите в судьбу или считаете, что всё в ваших руках?

– Я бы так ответил: «На Бога надейся, но сам не плошай».

– Вы являетесь чьим-то ментором? А у вас самого он есть? Что дает предпринимателю помощь ментора?

– Я не ментор, и у меня самого его нет. В свое время был предприниматель из Ижевска, который около года мне помогал. В каком-то смысле он был ментором – рассказывал мне про японскую систему качества и методы. Однако любые попытки спросить, как поступить в какой-то ситуации, жестко пресекались ответом: «Это твой бизнес. Я в нем ничего не понимаю. Я даю тебе молоток и гвозди, а куда нужно забивать, решай сам».

Менторство я сам воспринимаю и другим советую как способ получения новых навыков, но не решения текущих проблем ментором или вместе с ним. Это ваш бизнес, и отвечать вам. Если ваш бизнес вдруг развалится, вы будете вспоминать, что, возможно, вам посоветовал ментор. При этом у вас было другое мнение, но он вас уговорил. Чтобы таких ситуаций не возникало, все проблемы нужно решать самостоятельно, никого не слушая.

– Как вы повышаете собственную продуктивность? Инструменты, какие-то рабочие фишки?

– Когда я начинал, мне помогали список дел и мозговой штурм. В списке дел на день могло быть 20-25 пунктов. Сейчас мне нужно делать меньше, а мониторить и анализировать больше. Если хотя бы одна идея придет в голову, это уже более чем хорошо. Это 200 идей в год. Их надо еще претворить в жизнь. В целом важна не столько продуктивность, сколько ум и умные решения. Недавно один предприниматель сказал, что люди, которые многого достигли, много работали и использовали все возможности. Мой взгляд такой: умные люди используют возможности, а дай дураку Богу молиться, он лоб расшибет. Активность в неправильных руках — это скорее негативно, чем позитивно.

– Как вы реагируете на критику блюд вашей сети или других моментов, связанных с работой?

– На критику мы реагируем так: если кому-то не нравится блюдо, мы предлагаем попробовать другое; если остальные блюда не нравятся, мы предлагаем выбрать другую компанию. В этом смысле все очень жестко. Если же есть наша ошибка, например, кусочек курицы не разварился, вермишель слишком длинная и не помещается в ложку, мы над этим работаем. Это даже не критика, а серьезные замечания. Лучше всего обо всем говорят продажи. На каждого любителя сырников найдется тот, кто их ненавидит.

Михаил Гончаров

– Часто ли вы едите в собственных заведениях?

– В «Теремках» я ем пару раз в неделю. Я посещаю точки, чтобы посмотреть, как они выглядят, и обсудить какие-то идеи. Обычно беру борщ и гречневую кашу с семгой.

– Кто из рестораторов вызывает у вас восхищение?

– Восхищение вызывает только Раппопорт. По двум причинам. Во-первых, он обожает то, что он делает. Второе – у него очень просто и очень вкусно. Это банально, но это так.

– Планируете ли вы развитие бизнеса в регионах?

– В регионах планируем развивать сеть с помощью франчайзинга, и, я надеюсь, этим летом сможем представить возможным партнерам такую программу. Мы ориентируемся на города с населением от 500 тысяч человек, по 5-10-15 ресторанов в городе. Партнерам, каждому в своем городе, предстоит построить производственно-распределительный цех, провести мощную пиар- и рекламную кампании и открыть рестораны.

– Что нового удалось реализовать в 2017 году, и какие планы строите на 2018 год?

– В прошлом году мы активно занимались редизайном и начали делать профессиональные видеоролики. В 2018-м планируем завершить редизайн, запустить программу франчайзинга, продолжить делать профессиональные видеоролики и провести рекламную кампанию.

– Есть ли у вас мечта, которая пока так и остается лишь мечтой?

– Мечты, к сожалению, никакой нет. Последняя мечта была, кажется, в 6-м классе. Я мечтал о кубике Рубика. Как только он у меня появился, все мои мечтания прекратились. С тех пор я уже не мечтаю, а делаю то, что планирую.

– С кем вам интересно общаться, а кто вызывает явную скуку?

– Интересно общаться мне абсолютно со всеми. С теми, кто вызывает скуку в том числе, именно потому они и интересны.

– Кто такой «успешный предприниматель»?

– Я не знаю, кто такой «успешный предприниматель». Слово «успешный» довольно неприятное. У всех бывают взлеты и падения. Успешен в моменте? Может быть. Вот успешен ли сейчас Илон Маск? А если через несколько лет произойдет банкротство? Успешен он или не успешен тогда?

– Как вы понимаете такое понятие, как «жажда бизнеса»?

– Жажда бизнеса – это очень просто. Это на самом деле не жажда бизнеса, а жажда сделать что-то новое, то, чего до тебя никто не делал, увидеть нишу, которая не занята. С этой точки зрения надо заменить «бизнес» на «предпринимательство» или «предприимчивость». А предприимчивость – это такое качество, которое важно в любой сфере. Даже если вы Пушкин, вам надо, кроме того, что написать «Евгения Онегина», заключить договор с издателем, и так его заключить, чтобы произведение все прочитали. Поэтому я за предприимчивость, предпринимательство и за «жажду предпринимательства».

Михаил Гончаров

Наше досье

Михаил Гончаров, 48 лет, Москва

Основатель сети ресторанов «Теремок».

Оборот 8,3 млрд рублей по итогам 2017 года.

Кратко

Основная черта характера?

Креативность.

Что вы цените в людях?

Доброту к людям.

Какое путешествие запомнилось больше всего?

Сейшелы.

На чей мастер-класс вы бы сходили?

Ни на чей.

Последняя прочитанная книга?

Мемуары великого князя Александра Михайловича.

Подарок, который вам запомнился?

Не запомнилось.

Главный источник вдохновения?

Жизнь.

О чем вы жалеете?

О том, что весь мир переругался.

Жизненное правило?

Найти решение в любой ситуации.

Анастасия Воронкова

Анастасия Воронкова

Обозреватель «Жажды»

Вверх
Сделать сайт лучше