персона

Михаил Ткаченко: «Мы чётко понимаем, что делать дальше, и путь только начинается»

Основатель «Ошки», IT-компании, которая создает веб-сервисы и консультирует по вопросам IT
  • 22.11.2023

«К большому успеху малыми шагами», – именно такому девизу следует Михаил. О сложном простыми словами читайте в новом интервью «Жажды».

– Кем вы мечтали стать в детстве?

– Мама рассказывала, что я очень любил угорать по автомобилям. При выпуске из садика давали такую грамоту, слэш-анкету «Кем ты хочешь быть?». И у меня там было написано: «Автомехаником». Технический склад ума развивал интерес к тому, как всё устроено. Потом в мою жизнь вошла физика, и стало интересно разбираться в физических процессах: как это устроено, как это работает, как происходит взаимодействие каких-то вещей. Изначально, по школьным годам и какому-то бэкграунду, я больше был связан с микроэлектроникой, чем с программированием. Так уж сложилось, что я очень много времени ковырялся в 3д-принтерах, разбирался во всяких железяках. Умел собирать и разбирать их с закрытыми глазами. Но потом жизнь внезапно перевернулась, и я пошёл программировать. Никогда не хотел на самом деле, мне это было не сильно интересно, казалось суперсложным и невнятным, но по факту оказался в вузе для программистов.

– Насколько для предпринимателей важно высшее образование?

– Специальность у меня – «дата сайнс», то есть это работа с данными: вычисление, построение нейронных сетей. Если мы говорим про текущую работу предпринимателем, то там нужны воронки, лиды, маркетинги, процессы – вот это всё, а это далеко друг от друга. Мне высшее образование дало тренировку в решении нестандартных задач. Вместо того, чтобы опускать руки, я знал, что нужно делать, если ты встречаешься с чем-то непонятным, то есть это раз, два, три, четыре. Мы это проделывали на парах, когда нам нужно было разобраться в каких-то тонких сложностях, и, в принципе, по жизни мне это всегда помогает. Наверное, высшее образование – это подход к решению нестандартных задач и нетворкинг. У нас, скорее, был не бизнес-нетворкинг, а нетворкинг в области кадров – у меня много знакомых, кто может подключиться, провести интервью, помочь нам в этом, где-то выйти на работу в сложную задачку. И вдобавок я бы, наверное, сказал, что вуз – это своего рода интересный этап жизни, который нужно пройти. С «кентами» жить, в общаге что-нибудь делать классное. И, суммируя эти три вещи, я могу сказать, что высшее образование не то чтобы необходимо, но, на мой взгляд, очень желательно. Я как-то научился отличать людей, которые учились в универе, от тех, которые не учились. У нас много ребят в штате, я много с кем проводил собеседование, и, наверное, то, что отличает людей с высшим образованием, – это их способность мыслить нестандартно.

– Вы долгое время успешно работали в найме. Почему было принято решение уйти в «свободное плавание»?

– Здесь я люблю цитировать одну их песен смешариков: «Он баламут и обормот, он у меня внутри живет». Мне всегда было интересно решать какие-то сложные штуки, разбираться в процессах, пробовать, экспериментировать, делать что-то своё – это первый такой момент, просто любопытство, реально природное любопытство. Второй момент – это достижение определённого потолка. И мне как-то стало сразу неинтересно, потому что я понимал, что, сколько бы ни работал, моя зарплата не увеличится так, как в начале. Дорасти до зарплаты 350-400 – и всё, а это не то чтобы сильно много, честно говоря, в масштабах жизни. Для меня было очень сложным решением уйти из найма. Мне помогла геополитическая ситуация, скажем так. Компания, в которой я работал, ушла из России, мне перестали платить деньги, а я не очень-то хотел искать новую работу. И поэтому остался сам по себе и уже больше года успешно существую. Сейчас доход вырос. Он выше, чем эта планка в найме, и это очень сильно воодушевляет. Мы в самом начале пути, нам ещё расти и расти. В команде всего 20 человек, мы чётко понимаем, что делать дальше, и путь только начинается.

– Ни для кого не секрет, что многие IT-специалисты уехали за пределы России. Расскажите про свою позицию.

– На самом деле всё довольно просто. Несмотря на то что происходит вокруг, несмотря на непростые ситуации с выбором, я понимал, что сделать какой-то капитал в России мне будет проще. И у меня был выбор: либо мне начинать всё с начала, уезжать за границу, искать новую работу, обустраиваться и что-то делать там, либо оставаться здесь и продолжать развитие того, что у меня уже есть. На тот момент у нас уже были первые заказы. Я увидел, что рынок меняется, он трансформируется. В параллель я видел своих знакомых и друзей, которые столько сил потратили на переезд в другую страну. Столько сложностей и проблем у них было, а я просто осознал, что мне будет проще остаться здесь, тем более возможности российского рынка этому способствовали. Так и принял это решение. Первое время я продолжал работу в найме, а вечерами занимался развитием собственного дела. Кстати говоря, из-за этого у нас всё очень хорошо делегируется, потому что у меня не было вначале времени много заниматься своим делом, очень много приходилось делегировать команде. Я понимаю, что капитал легче заработать здесь, а потом можно выйти и на зарубежный рынок.

– Расскажите о своей компании, у неё классное название – «Ошка». Чем вы занимаетесь?

– Всё очень просто. Мы создаем веб-сервисы. Звучит сложно. Вообще, на самом деле, объяснить, чем занимается IT-компания, затруднительно. Очень много существует различных отраслей, ветвей, много задач внутри IT. Мои два самых нелюбимых слова – это «IT» и «сайт». Потому что в это вкладывается что-то очень абстрактное и общее. На самом деле, есть ещё очень много всяких определений под «капотом». Если коротко, то мы занимаемся тем, что создаем те сервисы и продукты в браузере, которыми пользуются люди. Различные платформы для взаимодействия пользователей в интернете, различные аналитические системы, где собираем большой-большой пласт данных и помогаем смотреть на эти данные более удобно – рисуем графики, таблицы, занимаемся тем, что проектируем сервисы иногда на заказ и иногда консультируем по вопросам создания веб-сервисов. Поскольку, по сути, каждый бизнес сейчас проходит этап цифровизации – кто-то его уже прошел, кто-то его начинает проходить, – мы помогаем компаниям в этой цифровизации. В разной степени: где-то словом, где-то словом и делом, где-то прямо свои сервисы делаем.

– Насколько для вас важна команда, и кого вы с радостью принимаете к себе?

– Для меня команда – это на самом деле самая важная вещь. Вообще идея сделать свою компанию родилась из боли, что с нами не очень классно обходились, со мной и с моим партнёром. Нас обманывали на деньги, нас не слышали, мы пытались как-то проявить инициативу, у нас не получалось, нам отказывали в проявлении, в каких-то решениях, и в какой-то момент мы решили: «Ах, вы так! Тогда мы пойдём делать всё по-своему». Может показаться немного наивной позицией, но мы, правда, очень сильно «топим» за крутою команду. Во-первых, со своей стороны очень много времени уделяем общению в коллективе. В принципе, следим за тем, чтобы ребята чувствовали себя комфортно, не перерабатывали, вовремя ходили в отпуск, чтобы у них всё считалось, всё было правильно и, вообще, чтобы у них были комфортные условия труда. Если тебе нужен отпуск, у тебя непредвиденные обстоятельства – не вопрос. У нас есть отдельный человек, который следит за тем, чтобы ребята не выгорали, работали нормальную продолжительность дня. В общем, следим за ребятами, в хорошем смысле. Конечно, иногда приходится овертаймить, я лично овертаймлю вместе с ними. Бывает такое очень редко, но всё же. В целом мы с сотрудниками разговариваем на равных.

В команду я обычно беру людей инициативных. Мы собеседовали людей из маленьких компаний и из крупных компаний, и сотрудники из крупных компаний работают медленнее и хуже, чем из маленьких компаний, потому что в большой компании можно размыть ответственность. Если вас там, например, 4 аналитика, вы можете как-нибудь поделить задачи, не особо работать, где-то как-то что-то, и никто этого не увидит при большом объёме. А в маленьких компаниях, таких как наша, нам очень легко увидеть сотрудника. Мы чётко видим производительность каждого из ребят. Те, кто из маленьких компаний, у нас проще адаптируются, потому что они привыкли нести ответственность, быть проактивными, то есть приходить, спрашивать, а не ждать, пока к тебе придут, предлагать какие-то решения, а не «молчать в тряпочку». И у нас на самом деле заключается такая сделка с командой: мы к ним стараемся быть с открытой душой, в тех моментах, где мы можем, где-то помочь, подсказать, утешить, даже в каких-то неформальных коммуникациях, но в ответ мы просим работать столько, сколько договорились, по-честному, без накруток, обманов и прочего. И брать на себя ответственность, потому что мы чётко понимаем, что наша сила в том числе и в людях, с которыми мы работаем.

– Какие личные качества помогают тебе быть успешным предпринимателем?

– У нас с партнёром очень классный баланс. Он «душнило», а у меня шило. Мы это так называем. Я, наверное, больше такой из-за своей природной любопытности: а давай вот это попробуем, а давай сюда сходим, а давай мы вот тут что-нибудь придумаем – меня это очень сильно выручало по жизни, ну, и здесь я делаю то же самое. Не всегда эта инициативность является прибыльной. Периодически из-за таких моих походов куда-нибудь к кому-нибудь случаются некоторые финансовые потери, и для того, чтобы находить баланс, есть партнёр, который сейчас занимает пост технического директора. То есть я больше по продажам, маркетингу, а он больше по управлению командой. И в момент, когда я говорю: «Давай сделаем вот это!», он идёт, считает, возвращается с цифрами и говорит: «Нет, мы этого делать не будем». По итогу, мы достигаем баланса, достаточно много пробуем чего-то интересного, свежего – ходим по крупным выставкам, крупным заказчикам, может быть, какие-то нюансы в маркетинге, в позиционировании прорабатываем, – а он помогает нам в том, чтобы мы во всей этой мишуре не потеряли все деньги и всю команду. Он больше у нас как бы на позиции управленца, человека, который любит отчётность и который периодически меня отдергивает от неразумных трат.

– Что было самым сложным в начале построения бизнеса?

– При построении компании самое сложное, что мы не очень понимали вообще, что происходит. У нас название «Ошка» неспроста. Ко мне пришел товарищ и попросил помочь с проектом. Мы договорились о сумме, и встал вопрос – как принять оплату. Для этого нужно, как мы тогда думали, открыть ООО, про ИП мы не знали. Точнее, не хотели, чтобы ИП было у кого-то одного, мы хотели прямо сразу вместе, фифти-фифти, все дела. И, когда настало время выбирать название, пошли в бар, очень сильно напились и за окном увидели «Ауди», а у них как раз 4 кольца, и мы подумали, что будет очень смешно сделать ОООО, и так мы в документах до сих пор и есть – «Общество с ограниченной ответственностью “О”». Я не буду говорить, насколько это неудачное решение по сео-оптимизации, поэтому называемся просто «Ошка», так нас хотя бы можно найти. И мы всё делали в дикий прикол и не очень понимали, каким должен быть маркетинг, лиды, воронки, что происходит вообще. Кстати, на старте был дикий энтузиазм, но потом этот энтузиазм немного стал рассеиваться, и начались более реальные проблемы, о которые мы стали спотыкаться, – комплектация штата, уплата налогов, поиск лидов. Да, в принципе, на каждом из пунктов мы себе набили шишки. Можно было двигаться быстрее, но во время всего этого пути, набивания шишек мы смеялись и продолжаем смеяться, хотя всё ещё набиваем шишки, просто теперь в других объёмах и масштабах.

– Есть ли у вас какие-то практические советы, как правильно относиться к ошибкам, неудачам?

– На самом деле всё очень просто. На этом совершенно точно не стоит как-то концентрироваться и фокусироваться. Нужно научиться радоваться тому, что происходит. Не всегда это получается. Со временем приходит осознание, что из любой трудности есть выход. Когда дело доходит совсем до крайности, я себе всегда говорю: «Через полгода ты будешь вспоминать и смеяться». Никогда не подводило, через полгода вспоминаю и смеюсь. Нужно уметь ценить то, что происходит прямо сейчас и здесь. Каждый подписанный клиент, каждый новый сотрудник – я это всё воспринимаю с радостью и с благодарностью. Это даёт мне топливо двигаться дальше. Сидеть и думать о том, что вот я не миллиардная компания – ну, так далеко не уедешь, поэтому нужно искать прелесть в том, что происходит. Я вообще думал, что предпринимательство – это путь, когда ты просто занимаешься тем, что страдаешь 24/7, устаёшь, пашешь. Но, если к этому относиться как к экспериментам, как к попыткам творчества, как к исследованию, становится гораздо интереснее и веселее. И поэтому всем начинающим предпринимателям даю такой совет: «Просто радуйтесь этому пути и получайте удовольствие».

– Вы считаете себя успешным предпринимателем?

– Честно, это как посмотреть. С одной стороны, мы абсолютно крепко стоим на ногах, мы чувствуем себя комфортно и существуем на рынке не первый год. Я бы, наверное, сказал, что для меня успешный предприниматель – это человек, который много чего нового пробует и за счёт этих креативных штук, идей, творчества двигается дальше и дальше, и поэтому я пока не могу себя назвать каким-то суперуспешным. Я минимально достаточный предприниматель, чтобы существовать в порядке и чувствовать себя комфортно, но над реализацией идеи ещё стоит поработать. Мне хочется больше творить, больше пробовать, у нас на это есть большие-большие планы, о которых я расскажу как-нибудь потом.

– Кем из предпринимателей вы восхищаетесь, кто вас вдохновляет?

– Я много оглядываюсь на Олега Тинькова. Мне очень нравится его такой прямолинейный формат, иногда для кого-то грубоватый, но очень прямолинейный. Я его прекрасно стал понимать. Часто хочется сказать: «Ребята, я просто так чувствую». С недавнего времени смотрю с прицелом на Гребенюка, на Оскара Хартмана. Вот три предпринимателя. Не то чтобы идолы, это люди, на которых я посматриваю, и беру от каждого по чуть-чуть.

– Наш традиционный вопрос: существует ли для вас так называемая жажда бизнеса?

– Да, совершенно точно. Мне кажется, что вообще предпринимательство – это что-то очень творческое, на самом-то деле. Есть понятие жажда творчества, когда тебе хочется больше рисовать, больше петь, больше что-то творить, и жажда бизнеса – это про то же самое. У меня периодически бывают мысли: «Блин, вот сейчас бы, конечно, кофейню открыть. У меня, правда, IT-компания, но бог бы с ним». Очень много думаю о том, чтобы попробовать себя где-то ещё. Для меня бизнес равно творчество. Мне кажется, что бизнесмен или предприниматель – это человек, который просто реализует себя не в том, что он поёт, играет, рисует, а в том, что создаёт какие-то проекты, продукты, бизнесы.

– У вас достаточно плотный график. Находите ли вы время на хобби, развлечения? Как обычно складывается ваш день?

– На хобби время остаётся. Честно скажу, немного, потому что я подхожу к бизнесу как к творчеству, и мне постоянно хочется что-то творить, что-то придумывать, что-то улучшать, довольно много работаю и не устаю. Ну, то есть я могу потонуть где-то в операционке, но, что касается каких-то стратегических, творческих штук, тут вообще могу часами про это разговаривать.

В свободное время мы с товарищами ходим в баню. Это очень классный способ сделать настройку перед рабочей неделей и как-то выдохнуть. Ещё одно моё увлечение – кофе. Я люблю экспериментировать со всякими зёрнами, с методами заваривания кофе. Просто мне это интересно, любопытно, как-то вот так душа откликается.

Я работаю из дома, часов до пяти, а после стабильно хожу в тренажёрный зал. Там часа 2. Возвращаюсь, и дальше уже более творческие задачи. Я очень люблю творческие задачи оставлять на вечер, когда тебя никто не дергает какими-то рутинными штуками. Первая половина дня – это обычно какие-то звонки, созвоны, решение текущих задач.

– Есть ли у тебя ментор или человек, к мнению которого вы прислушиваетесь?

– Есть. Кирилл Фомичёв – это мой ментор. Я бы сказал, что это новый опыт для меня. Потому что на фоне всего инфобиза это кажется каким-то странным. В менторе я вижу человека, который подсказывает и даёт какие-то сокращённые пути, «шорт каты» к росту. Вот когда в России была «Икеа», там были такие проходики, и они назывались «быстрый путь в отдел». Можно было срезать несколько отделов и как-то быстро дойти до конца «Икеи». Вот то же самое тебе показывает ментор. Потому что человек прошёл уже этот путь и видит, как он уходит в сторону. Если мы говорим про Кирилла, то, помимо его экспертизы, у него очень широкий нетворк. И я со многими людьми из его нетворка пообщался, поговорил, и у меня ещё больше «шорт катов» появилось. После того как я стал работать с ментором, компания стала быстрее расти, я прямо вижу, что мы стали принимать больше оптимальных решений, которые сэкономили нам кучу времени.

– Как изменилась ваша жизнь с появлением больших доходов?

Я стал более авантюрным, в хорошем смысле. Я позволяю себе больше риска и в то же время стал более спокойно относиться к этому риску. У меня поменялись приоритеты, стал больше думать в долгую. Мне кажется, что в принципе, предпринимательство – это про игру в долгую, что будет с тобой через год, через три, через пять. И вот, кстати, одно из первых упражнений, которое мне дал Кирилл, – он попросил расписать, чего я хочу в ближайшие месяцы, годы и т. д. Я не смог этого сделать изначально, но потом со временем стало появляться видение того, как можно действовать и что может быть в жизни.

– В заключение дайте несколько практических советов для тех, кто только в начале пути.

– Первый совет, до которого я доходил очень долго: если мы спрашиваем, что нужно делать первым – продажи или производство, надо начинать продажи. Когда ты продал товар, которого у тебя нет, это гораздо веселее, чем если ты сделал то, что ещё не продал. И второй совет – это двигаться от простого к сложному, не пытаться строить сразу что-то большое и великое, а идти небольшими этапами. Сначала компания, сначала небольшой бизнес, потом чуть побольше, потом ещё чуть побольше, должна быть какая-то такая лесенка, как угодно это можно называть, траектория, которая позволяет расти, которая показывает, как бизнес из маленького станет большим. Строить сразу большое – грустно в конце, потому что может не случиться. Наверное, вот так. Но это скорее из опыта стартапов у меня такая мысль.

Наше досье

Ткаченко Михаил Алексеевич, 23 года, город Москва

Бизнес: IT-компания «Ошка». Компания создаёт IT-сервисы на заказ с 2019 года. За плечами – более 50 проектов с крупными российскими компаниями («ВкусВилл», «Магнит» и т. д), а также с зарубежными стартапами в web3. Большая насмотренность, продуктовый подход к разработке и нацеленность на финансовый успех продуктов – всё это сокращает путь от идеи до MVP.

Также «Ошка» помогает строить отделы IT-разработки «с нуля» и проводит фазу Discovery – первичную аналитику продукта для подготовки к стадии разработки.

Оборот: 40 млн/год.

Другие количественные показатели: 20 человек в штате, больше 2 лет на рынке.

Блиц-опрос

Главная черта характера?

Любопытство и здравый азарт.

Что вы цените в людях?

Открытость и честность.

Какое путешествие запомнилось больше всего?

В Карелию на рыбалку. Неделю сидели на острове и ловили рыбу без связи и электричества.

На чей мастер-класс вы бы сходили?

Хочу на мастер-класс по изготовлению глиняной посуды.

Главный источник вдохновения?

Своё дело.

Подарок, который вам запомнился?

Маленькая ёлочка на новый год от бабушки.

«Через 10 лет я буду…»

…сильным предпринимателем, чьи продукты будут делать мир лучше.

Анастасия Воронкова

Анастасия Воронкова

Обозреватель «Жажды»

Похожие статьи



Вверх
Сделать сайт лучше